Новая Ряба, или тайна золотого яичка
25 марта 2003
Рубрика: Проза и юмор.
Автор: Алексей Мельников, Александр Свистунов.
pic

Метеориты любили этот звездолет пылко и самозабвенно. Они находили его в любой точке Вселенной, долго преследовали и, сгорая от неразделенной любви, бросались на подвернувшиеся по курсу планеты. Рябой от многочисленных любовных домоганий, звездолет класса «Кура-грузовой» раз в месяц заглядывал на недавно открытую Пела Гею. Заглядывал, разгружался и несся дальше, к созвездию Насеста. А метеоритные осадки, которые он всегда приносил с собой, с таким же нетерпением, как почту и провизию, ждали на Пела Гее. Дед — глава местного научного мирка и Баб — База астробиологов.

«Кура» частенько баловал Деда и Бабу каким-нибудь диковинным метеоритиком, но на этот раз было нечто уникальное.
Ругаясь вполголоса, чтобы скрыть волнение, молодцы из Бабы потихоньку обступили это удивительное порождение космоса. Дед, раньше всех прибывший к месту его приземления, глубокомысленно хмыкал и отметал предположения о природном происхождении феномена. Когда подручными средствами метеорит вытащили из воронки, добры молодцы согласно закивали буйными на фантазию головами.
Огромное (визуально 5х2 м) желтое блестящее яйцо. Самый сильный молодец из Бабы весовой категории м. н. с., неторопливо провел пальцем по теплой поверхности и бездоказательно заявил:
— Чистое золото. И прекрасно обработанное чьими-то руками.
— Или щупальцами, — поддержал свою репутацию Дед.
Нестройный хор голосов Бабы постепенно оформился в насущный вопрос:
— Что делать будем?
— Брать пробы, — распорядился Дед. Баба засуетилась.
М. н. с., взяв со старта умопомрачительную скорость, бросился на яйцо. Ожесточенно скобля руками, ногами и подбородком, добрался до верхней точки, обмяк и вниз головой сполз по ту сторону.
— Слишком гладко, — пробурчал он себе под нос. Пристыковав конечности пневматическими геккон-варежками и геккон-валенками, он методично исползал все яйцо, но не нашел ни единой зацепки для приложения рук. Только стер всю пыль световых лет.
— Монолит, — изрек Дед и объявил перекур.
После обеда, махая то одним крылом, то другим, на полевой стан опустился антигравитационный флаер с большим стационарным лазером на борту. С азартным гиканьем и командой «огонь» его пустили в дело. Дед долго смотрел на феерию горячего воздуха, поднимавшегося от яйца, потом выдал идею:
— А что, если резко охладить?
М. н. с., как фокусник, вытащил откуда-то из-за спины ведро жидкого азота и плеснул на яйцо. Выпал иней. Похолодало. Яйцо продолжало хранить тайну.
— Ци-ви-ли-за-ция, — раздался уважительный голос из бабской толпы.
— Скажу больше, — откликнулся Дед, — разумная цивилизация. Такая совершенная форма, колоссальный запас прочности, многозначительный цвет. Все говорит о многом. Сколько должно быть байтов внутри!
— Сколько, профессор? — деловито осведомился м. н. с.
— Даже не рискую предполагать. Мы обязаны это вскрыть. Иначе грош нам цена.
М. н. с. обильно поплевал на руки, вновь оседлал яйцо и с ухарским криком «Даешь цыпленка!» начал неаккуратно садить кувалдой по зубилу. Дед лихорадочно обдумывал план дальнейших оперативных действий. Он собирался использовать гелий-неоновую подушку, сверло нейтрино, токи, СВЧ, плетку плазменных шнуров различной толщины и, наконец, в крайнем случае, как следует разогнать яйцо на орбите и хорошенько стукнуть по нему подходящим астероидом.

Вдруг откуда ни возьмись… Из группы зевак вышел маленький человечек в сером смокинг-скафандре. Рассеянно жонглируя компьютером-наладонником, он зевнул и спросил:
К чему такие чрезвычайные меры?
Дед на минутку скосил глаза в его сторону, а затем продолжил обозрение передовой. В это время бабцы как раз пытались оторвать яйцо от земли и перенести к грави-прессу вместе с неистовавшим на нем мэнээсом.
— Не вмешивайтесь в работу астробиологов, Мышкин, — высокомерно ответил Дед. — Занимайтесь своими информационными технологиями и другими неточными науками. А мы…
— Минуточку, Дед, Вы не правы. И я иногда могу помочь сильным ученым мира сего. Меня очень заинтересовал ваш подопытный предмет. И потому закинул я невод в СЕТЬ и нашел кое-что в 421-м томе хрестоматийного всеобщего словаря теорий. — Мышкин выудил из кармана маленький сидюк с надписью ХВоСТ и вставил его в компьютер-наладонник, на странице 124 находим:
«И была учреждена Охрана Окружающего Живого Мира.
И вменили ей в обязанность заботиться и о земных колониях, и о космосе.
И были созданы специальные контейнеры для всего отслужившего, ненужного, но засорявшего…
И увидел человек, что это хорошо…»
— Вы хотите сказать?..
Вместо ответа Мышкин подошел к феномену, знаком отстранил Бабу, долго ходил вокруг да около, тер, скреб, прощупывал золото сенсорами опытного медвежатника. И… о, чудо! Указал на еле приметный экслибрис в апогее острой оконечности яйца. ООЖМ (охрана окружающего живого мира).
Дед нахмурился, Баба возроптала. Повсюду стали слышны речи:
— Это ничего не доказывает!
— Простое совпадение…
— Айтишникам нечего делать на фронте наук!
И как самое веское:
— Это провокация. Ловкая подтасовка и подделка. Шулеров на моющие средства!
Пространство вокруг самонадеянного программера угрожающе сузилось. Баба напирала. В отчаянии Мышкин взмахнул зажатым в руке ХВоСТом и басом закричал:
— Ну, мертвое!!!
Возглас изумления пронесся по рядам неверующих. Яйцо треснуло на две ровные половинки и раскрылось. То, что когда-то было мусором, черным шлаком, посыпалось на Пела Гею. Из одной половинки ошеломленным мавром глядел на окружающих м. н. с.
— Звуковой пароль? вопрошал он.
Дед ковырнул мозолистым пальцем кучу шлака.
— Эй, пришельцы, — шепотом позвал он и обронил скупую слезу в черноту каменноугольных экскрементов.
— Не плачь, Дед. Не плачьте, Баба. Не все золото, что блестит. Будет и на вашей Пела Гее праздник. Прилетит «Кура» снова и…
— Вы думаете, в этом мораль, Мышкин? — спросил Дед.
Мышкин не ответил. Беззаботно помахивая ХВоСТом, он ушел в ИНТЕРНЕТ.

pic
Orphus system
Подписывайтесь на канал infoCOM.UZ в Telegram, чтобы первыми узнавать об ИКТ новостях Узбекистана
В Telegram
В Одноклассники
ВКонтакте