Виртуальный Пигмалион (рассказ)
25 марта 2003
Рубрика: Проза и юмор.
Автор: Виктор Шегай.
pic

Он выпал из похмельного забытья, в глаза ударило излучение монитора. Он зажмурился от рези в глазах, но снова открыл их. С экрана на него смотрела женщина. Некрасивая, с ассиметричным лицом, большими рыбьими губами, на картофельном носу сидели большие очки, в которых плавали два зеленых глаза.

Женщина была видна по пояс обнаженная, с плоской грудью. Перед ней на столе лежала клавиатура компьютера, на заднем плане часть комнаты с черной портьерой, закрывавшей, по-видимому, окно. Справа выглядывал кусочек тахты. Комнату заливал свет, идущий сверху. Она с циничным любопытством разглядывала Мика.
— Кто вы?- спросила она, скривившись, — движение челюсти вызвало острую боль в основании затылка.
— А ты кто? — Голос ее напоминал скрип несмазанной дверной петли.
— Мик Хакер.
Она «заржала».
— Ну и фамилия у тебя! — Она почесала впалую грудь. Мик почувствовал рвотный позыв. Женщина уловила его состояние. Что, противно смотреть? А ты посмотри! Она откатилась в металлическом кресле на колесиках, встала.
У нее был деформированный таз, левая нога короче правой, обе тоненькие, рахитичные. Сладко улыбаясь, повернулась в профиль. Он увидел горб. Она села в кресло и покатила к столу.
— Бедненький. Аж побледнел от такой красоты… Давай знакомиться. Я Клара Маноло, 25 лет, программист. Родители умерли. Зарабатываю частными заказами: анимация, охранные системы все подряд. Из квартиры не вылезаю. Она ухмыльнулась. Зачем людей пугать? А ты, Мик, чем живешь?
— Редактирую рукописи. Художественная литература. Тоже не выхожу из квартиры.
— Почему?
Мик отъехал в своей инвалидной коляске, потом вернулся к столу.
Взгляд женщины потеплел, она заговорила извиняющимся тоном:
— Ты подожди минутку, ладно? Встала и вышла в боковую дверь. Мик тем временем протер салфеткой лицо и шею. Взял с пола банку пива, открыл ее, сделал приличный глоток и почувствовал себя лучше. Все-таки нельзя напиваться одному. А с кем пить?
Клара, уже одетая в футболку и джинсы, вернулась к столу, ее темно-русые волосы были сзади схвачены в хвост. Она улыбнулась, ее уродство стало менее заметным.
— Мик, я рада с тобой познакомиться. Ты уж извини меня за выпендреж. Вчера так было погано на душе — одиночество и все такое… Высосала бутылку виски.
— Я тоже напился. Мик рассмеялся. Выпей пива, легче станет.
— Меня похмелье не мучает. Ты где живешь?
— В Нью-Карго.
— Да ну! И я в Нью-Карго. А где именно?
— Цветочная, дом 1/7.
Зеленые глаза за линзами очков стали еще больше.
— И какая квартира?
— Тридцать вторая.
— Мать твою! Так это ж мой адрес! Ты меня разыгрываешь?
— Не понял. Это ты меня разыгрываешь. Мик взял со стола конверт. Вот письмо из издательства «Пилигрим», читай адрес: Цветочная, 1/7, квартира 32.

pic

Клара со своей стороны показала ему счет за электричество. Адрес был тот же. В ее глазах вспыхнули искры.
— Поисковая программа у тебя есть?
— Есть.
— Запускай ее, я тоже запущу.
Через несколько секунд внизу монитора высветился текст: объект не существует в реальном пространстве-времени. По выражению лица Клары он понял, что у нее тот же результат.
— Улет полный! — прошептала женщина, — что же это? Параллельные миры? Ты посиди, я тут пока пошманаю… — Ее пальцы забегали по клавиатуре. Некоторое время она, разинув рот, смотрела вниз монитора, потом истерично расхохоталась: — Микки! Мы с тобой программы. Твоя реальность для меня виртуальная, моя реальность виртуальная для тебя. Вид у Клары был восторженный. Видимо, эта ситуация ее забавляла.
— Чушь.
Она встала, отошла к портьере, отдернула ее. Мик увидел за окном знакомый пейзаж, здание технологического колледжа.
— Теперь врубился?
Мик отхлебнул пива. Он «пошманал» себя внутри, но не почувствовал удивления.
— Ну и черт с ним! Клара устроилась в кресле поудобней, щелкнула зажигалкой, закурила. Я рада, что есть, с кем пообщаться. А ты? Можешь не бояться, при всем моем желании я не смогу затащить тебя в постель.
— А я-то размечтался.
Оба рассмеялись.
— Ничего страшного, мы с тобой займемся виртуальным сексом… Расскажи о себе, Мик. Не стесняйся, мы с тобой одни, никому не нужны.
— Родился в Гелиополисе. В семье учителей. Отец историк, мама физкультурница… Мечтал стать писателем. Учился в университете Хаммесбурга, изучал европейскую литературу. Приехал сюда, в Нью-Карго, начал работать репортером в редакции «Нью-Карго Ньюс». Как-то с коллегами надрался в дым и сел за руль… Теперь вот парализованы ноги.
— А я родилась уродиной! Взгляд Клары затуманился. Генетическая ошибка, совершенно не объяснимая. Родители мои были здоровые, правильные. Видать, вытащили не тот билет… Но мозгами меня Господь не обделил. Первая в университетском выпуске. Предлагали аспирантуру, научную карьеру. Отказалась и сразу ушла в частный промысел. Так мне удобней. Она посмотрела на Мика, усмехнулась. Убогие мы с тобой. Давай выпьем за знакомство. Что там у тебя? Виски? Наливай!

pic

Они чокнулись через мониторы, выпили. Клара приложила свою ладонь к экрану, он последовал ее примеру, их взгляды встретились, и холодный ужас одиночества сменился отчаянной тягой друг к другу. Девушка встряхнула голову.
— Хватит на сегодня! Я совсем расклеилась. Надо и поработать! Сколько на твоих часах?
— Восемь тридцать две.
— И у меня… Давай увидимся вечером? В одиннадцать?
— Давай! Только я был пьян, не помню, как мы с тобой сконтачились.
— Ты держи машину включенной, а остальное моя забота. Я же спец в этом деле. Она улыбнулась. Пока? Картинка исчезла.
Общение стало для них жизненной потребностью. Мик перегнал ей тексты своих неопубликованных книг, она ему эскизы костюмов: когда-то мечтала стать дизайнером одежды. Где-то в его подсознании копилась смутная идея, имевшая отношение к девушке, но она ускользала.
Однажды утром после общения с Кларой его осенило, он поразился простоте сделанного открытия.
Мик связался через телекомп со своим двоюродным братом, работавшим в центре генетики. На экране возникло изображение лысоватого крепкого молодого мужчины в строгом сером костюме.
— Мик! Рад тебя видеть! Как ты?
— Нормально. Люк, скажи… Допустим, ты имеешь дело с человеком-уродом… Деформированный скелет, горб… Это ведь отклонения от запрограммированного Природой образа? Так?
— В общих чертах. Мы используем компьютерное моделирование, чтобы восстановить облик, заложенный, как ты говоришь, Природой. Иногда результаты ошеломляют…
— Люк, ты можешь перегнать мне эту программу?
— Она не засекречена, но… Микки, у тебя какие-то проблемы?
— Люк! — жестко заговорил Мик. — Ты можешь это для меня сделать? Без лишних разговоров?
Люк любил своего двоюродного братишку и, когда видел это ожесточенное выражение лица, начинал чувствовать себя виноватым.
— Без проблем, Микки. Он улыбнулся. Готовь тару!..
— Спасибо!
Клара для него программа. Он может изменить, перестраивать эту программу…
Он вывел на экран запись их первой встречи, зафиксировал изображение обнаженной девушки. Он запустил программу Люка, которая сначала отцифровала изображение Клары, затем начала перестройку.
Прямая линия плеч. Высокие крепкие груди, тонкая талия, овальные бедра и стройные ноги. Лицо стало симметричным, выпрямился нос. Волосы и глаза остались прежними. У Мика перехватило дух. Она же настоящая красавица! Он два часа разглядывал ее во всевозможных позах, не находя изъяна. Наконец, отключил машину, откинулся на спинку коляски, закрыл глаза. До встречи с Кларой осталось шесть часов. Усилием воли он заставил себя заняться редактированием рукописи детектива.
В одиннадцать на экране появилась новая Клара, по ее щекам текли слезы.
— Микки, как я люблю тебя! Она прижала ладони к экрану, он тоже.
Она убрала руки и начала целовать его ладони. Они плакали и смеялись.
— Я хочу полюбоваться тобой.
Девушка просияла, отошла на середину комнаты, сбросила с себя халат, начала поворачиваться, словно примеряла новое платье. Потом вернулась к машине и снова прижала ладони к экрану.
— Какая же я дура! Сама должна была догадаться!.. Мики! Перегони мне эту программу.
Он отвел взгляд в сторону. Нужно ли ему это? Ведь они никогда не будут вместе. Она может выйти в мир, найти себе хорошего парня.
— Ни к чему, Клара.
— Микки! Я прошу тебя, сделай это для меня! Умоляю!
— Хорошо.
Было непривычно ходить по комнате на своих ногах с атрофированными мышцами. Хотя программа Люка нарастила мышцы, их нужно было разработать. Чем Мик и занялся, убрав в чулан ненавистную коляску. С шести утра до восьми он делал зарядку. Когда сел, наконец, к машине, ноги непривычно дрожали. Клара стала еще красивей. Наверное, долго наводила лоск перед зеркалом.
— Привет! Девушка прижала губы к экрану, он поцеловал ее.
— Привет!
— Как ты?
— Так же, как и ты.
— Микки! Она смотрела так, словно хотела выпить его своими глазами. Ты хочешь быть со мной?
— Больше всего на свете.
— Послушай меня. Это возможно. Погоди, не перебивай!.. Я могу влиять на твою реальность, ты на мою. Они сходны, но много частных различий. Если мы с тобой создадим абсолютно идентичные куски пространства-времени и сценарий нашего в нем поведения, то окажемся вместе…
— И попадем в третью реальность.
— Тебя это очень волнует?
— Нет. Я думаю только об одном. Хочу исцеловать тебя всю.
— Дорогой, я тоже очень хочу этого… Не расслабляй меня, а то я заплачу… Мики, в твоем мире есть торговый центр, пятидесятиэтажная башня с площадкой обозрения?
— Да. Гулливер.
— У нас он тоже так называется. Смотри. — На экране, разбитом на квадраты, возникла площадка обозрения в разных ракурсах. В одном из квадратов — Клара, стоящая у западай стены из толстого стекла. Мимо движутся посетители. Из лифта выходит Мик, идет к ней, они обнимаются. — Это программа на завтра. Я не стала проектировать весь день, это слишком сложно и долго. Ты должен оказаться там ровно в двенадцать, в этот момент начнет раскручиваться программа. Если все получится, у нас с тобой будут новые документы, в частности свидетельство о браке, эта квартира станет нашей общей… Мики, я сейчас перегоню тебе эту программу, ты отправишь мне копию. Ты понимаешь меня?
— Да. Так мы заведем этот механизм по обе стороны.
— Умничка. Ну все, хватит, мне надо поплакать. Встретимся вечером…

Утром следующего дня Мика разбудил голос Клары.
— Эй, соня, вставай!
— Как ты включила мою машину?
— С твоей реальностью я делаю, что хочу. Как твои ноги?
— Мышцы болят.
— Обязательно сделай зарядку, дай небольшую нагрузку на ноги, потом прими контрастный душ. Мики! До встречи!
Он последовал совету Клары, принял душ, с аппетитом позавтракал. В девять утра вышел из своей квартиры, вошел в лифт. Ловя на себе удивленные взгляды — лифтера, уборщиков — запоздало сообразил, что резво передвигается для парализованного человека, побуждая к вопросам.
Он пересек вестибюль, вышел на улицу, поймал такси, доехал до автовокзала, зашел в прокатную контору и нанял «шевроле» — неброскую серую машину с надежным двигателем и простым управлением. Потом отправился за город, выехал на Западную магистраль, где движение было не столь оживленным. Здесь он мог спокойно восполнитъ водительские навыки. Через сорок километров он остановился у придорожного кафе, зашел в него, заказал себе сосиски, большую кружку кофе, бисквит…

pic

Майни Морз жила напротив Клары, дверь в дверь. Выйдя на пенсию, бывшая начальница отдела кадров издательского дома «Вайолет» стала активисткой: устраивала собрания жильцов по поводу и без повода, боролась за экономию воды, газа, электричества, совала нос в частную жизнь соседей. Она попыталась стать подружкой Клары, но та пo-мужски «послала» назойливую соседку и пригрозила, что разобьет ей поганую харю, если Майни все же отважится беспокоить ее по пустякам.
В это утро мисс Морз видела в дверной глазок, как открылась дверь квартиры Клары, из которой вышла незнакомая красивая девушка в белом плаще, закрыла дверь ключом, вызвала лифт, дождалась его и вошла в него.
Майни выскочила из своей квартиры, позвонила в дверь Клары. Синтезированный голос сообщил ей, что Клара Маноло покинула квартиру, которая находится под электронной защитой.
Майни вернулась к себе и стала размышлять о происшедшем. Ее воображение работало с полной нагрузкой. Кто эта девица? Клара?.. Тут что-то нечисто. Майни связалась с полицией.

Клара села в такси.
— К башне!- Она улыбалась, погруженная в свои приятные мысли, с радостью ребенка разглядывала машины, людей, здания, уличную рекламу. Вдруг впереди дорогу перекрыла полицейская патрульная машина. Таксист выругался. Но двое копов направились не к нему. Один из них открыл дверцу со стороны пассажирки.
— Мадам! Прошу вас выйти.
— В чем дело? Я спешу!
— Извините, но мы тоже.
Клара вышла из машины. Копы — белый и чернокожий — с интересом смотрели на нее. Негр пригнулся, сказал водителю:
— Свободен.
— Мадам, предъявите, пожалуйста, документы, — потребовал белый.

Клара вынула ив сумочки удостоверение личности, протянула его копу. Он внимательно посмотрел на ее фотографию, потом на Клару.
— Это не ваше удостоверение.
— Что? И тут до нее дошло, что на фотографии было изображение ПРЕЖНЕЙ Клары, уродки.
— Ах, это… Я сделала себе пластическую операцию.
— М-да?
— Офицер! Посмотрите на глаза. Внимательней. Глаза одни и те же. К тому же — отпечатки пальцев. Проверьте через свой бортовой компьютер.
— Мадам, — белый виновато улыбнулся, — наш компьютер на профилактике. Проедемте с нами в участок, проверим, а потом мы перед вами извинимся и угостим кофе с пирожными.
Клара посмотрела на часы. Одиннадцать. Она должна быть в башне раньше Мика. Господи! Ну за что?.. Она улыбнулась.
— Так легко не отделаетесь. Добавьте гамбургер и рюмку ликера.
— Как прикажете? — копы заулыбались.
В детстве ей приходилось драться. Очень часто. Кокетливо улыбаясь, она пнула в пах белого, а негра ткнула указательным пальцем в глаз. Минимум пять минут она выиграла.
— Сами напросились! — Она бросилась бежать, привлекая к себе внимание прохожих, рядом взвизгнул тормозами старенький «форд».
— Прыгай! — С водительского места ухмылялся смуглый пожилой латиноамериканец с роскошными черными бакенбардами. Клара села рядом, «форд» резко рванул с места.
— Здорово ты их уделала! За что они хотели тебя повязать?
— Меньше знаешь — дольше живешь. — Она импровизировала на ходу. Откуда-то брались нужные слова. — Если хочешь мне помочь, жми к башне. Я должна там быть до двенадцати. Ровно в двенадцать на башню опустится вертолет, мой жених заберет меня, и мы слиняем в Мексику.
— В Мексику? — заорал латиноамериканец. — Что ж ты сразу не сказала! — Он восхищенно посмотрел на нее. — Ты крутая девочка, и парень твой крутой. — Он свернул в переулок. — Срежем путь. Падлой буду, если я не привезу тебя к башне через пять минут! Засекай! Как тебя зовут?
— Антония.
— Тони! А кyда в Мексике?
— Ранчо неподалеку от Чиуауа.
— Вот здорово! В Чиуауа живет мой брат, он очень серьезный человек. Если вас там прижмут федеральные агенты, свяжешься с ним. Пиши номер телефона. Скажешь: привет от Китайца. Это я. Похож? — он «заржал».
— Спасибо.
Наверняка «форд» уже ищут. За квартал до башни она тепло распрощалась с мексиканцем, посоветовав лечь на дно, и пошла пешком. Садиться в такси опасно — ее приметы переданы по рации всем патрулям и всем таксистам. Проходя через скверик, Клара огляделась — ни одной живой душ, кроме бомжа, спавшего на скамейке. Она быстро сняла плащ и накрыла им бродягу. Тот не проснулся. Она удовлетворенно оглядела себя в витринном стекле супермаркета — яркое красное мини-платье не вписывалось в приметы, разосланные копами. Для верности она резинкой стянула сзади волосы в хвост и неторопливо пошла к башне.
Допив кофе, Мик вышел из кафе, сел в «шевроле». Едва он завел мотор, как на соседнее сиденье опустился блондин с тонкими черными усиками в стильном сиреневом пиджаке, глаза его были скрыты черными очками. Он улыбнулся и ткнул в бок Мика ствол никелированного кольта.
— Друг, подвези!
Мик впал в заторможенное состояние.
— Тут недалеко. Тридцать километров.
— Но мне нужно обратно в город, меня ждет девушка…
— Нельзя заставлять ее ждать. Поэтому поторопись! Бандит надавил стволом сильнее и прошептал:
— Не зли меня, давай по-быстрому.
Мик вывел машину на дорогу. Страх вытеснила ненависть, он посмотрел на бандита. Тот, словно прочитав его мысли, ухмыльнулся.
— Друг, я научился стрелять в десять лет. — Он сдернул со своей головы парик и оказался брюнетом.
— Я мог бы продырявить тебя и взять твою тачку, но лишний шухер мне ни к чему.
— Куда мы едем?
— Пока прямо. Потом я покажу, куда ехать.
Мик прибавил скорость. Бандит одобрительно хмыкнул.
Минут через десять он скомандовал:
— Налево.
Они двигались по грунтовой дороге. Километров через десять машина въехала на территорию, огороженную дощатым забором. Неподалеку от покосившегося сарая стоял вертолет.
— Выходи и топай в сaрай.
Бандит уже не улыбался. Мик понял, что сейчас его убьют. Он двинулся к сараю, бандит — следом. На полуразобранный дощатый пол падали полосы света сквозь прорехи в крыше. Мик цепко оглядывал стены коридора. Одна из досок держалась на ржавом гвозде, который скреплял ее посередине с вертикальной опорой. Мик споткнулся и, пытаясь сохранить равновесие, выбросил руку в край этой доски, другой конец ударил бандита в затылок.

pic

Минуту спустя Мик пинком поднял его с земли во дворе. Тот посмотрел в глаза этого парня и понял, что тому терять нечего. Как и ему.
— Как тебя зовут? — Мики держал его на прицеле.
— Сай.
— Сай, у тебя есть всего двадцать минут. (Через двадцать минут вертолет должен сесть на крышу башни). От того, успею я к двенадцати или нет, зависит моя жизнь, а с этой минуты и твоя. Время пошло, Сай.
Клара стояла у западной стены площадки обозрения. От панорамы города захватывало дух. Здесь она была всего один раз со своей студенческой группой. Она то и дело смотрела на часы. Как только появится Мик, программа начнет работать. Боже, сделай так, чтобы все получилось!
Из лифта вышел Мик, отыскал ее глазами, сделал глубокий вдох, выдохнул и спокойно направился к ней.
Люди проходили мимо, улыбаясь целующейся парочке.
Покинув вестибюль Гулливера, они в обнимку пошли по аллее среди потока людей, шедших к башне и от нее. Вдруг Клара увидела тех самых полицейских — черно-белую «сладкую парочку» — они были в штатской одежде. Клара приготовилась драться — ногами, руками, ногтями, зубами…
Два копа приблизились к ним, потом рванулись влево. Клара обернулась. Копы держали в своих объятиях блондина в сиреневом пиджаке, на его руках блестели наручники. Белый коп заговорил:
— Дамы, господа! Все в порядке, не волнуйтесь! Мы задержали опасного преступника… Проходите, не задерживайтесь. — Бандита повели к патрульной машине.
— Клара, — заговорил Мик, — кажется, произошло то, о чем мы фантазировали. Мы попали в третью реальность.
— Тебя это очень беспокоит?
— Меня беспокоит одно…
Рядом остановился старый «форд». Мексиканец с пышными бакенбардами блеснул золотыми зубами.
— Куда едем?

Детектив 87-го полицейского участка Дж. Г. Бернс отстучал на клавиатуре: «Клара Маноло. Программист с дипломом университета Хаммерсбурга. Родители погибли 3 года назад в авиакатастрофе. Других родственников нет. Адрес в Нью-Карго: 14-й округ, улица Цветочная, дом 1/7, квартира 32. 17-го ноября исчезла при невыясненных обстоятельствах. Возможно изменение внешности. Ее счет в банке «Уриэл» МК 39057. Фотография, отпечатки пальцев, рисунок сканирования глаз прилагается».
Через минуту Дж. Г. Бернс уже думал о другом деле. Сообщение пополнит список пропавших без вести в федеральной сети и будет на контроле в каждом полицейском участке.

Люк Федер открыл электронным ключом дверь квартиры Мика. Уже неделю братишка не отвечает на звонки. И раньше у него бывали дни депрессии, когда нельзя было его беспокоить. Но неделя!.. Он решил навестить Мика. Его удивила беседа с лифтером. Тот поздравил Люка с выздоровлением брата. Люк узнал, что 17-го ноября Мик спустился вниз и куда-то ушел. «На своих двоих, сэр! Как новенький!»

В квартире было пусто. Исчезла коляска Мика. Поискав, Люк обнаружил ее в чулане. Неужели Мик жил двойной жизнью, изображал инвалида? Но Люк лично присутствовал при операции в муниципальной больнице!.. Может, Мик оставил сообщение в компьютере?
Люк включил машину. Он прочесывал ее память около часа, когда увидел изображение красивой девушки. Еще десять минут ушло на то, чтобы добраться до первой встречи Мика с Кларой. Он часто останавливал запись, рассматривая лики брата и этой девушки.
Чувства нахлынули потом. Пустота в нише, которую в его сознании занимал брат, радость за Мика, нашедшего свое счастье, ужас перед осознанием возможности перехода из одной реальности в другую… Все это потом. А сейчас…
Люк Федер вычистил набело память компьютера, выключил его, встал и направился к выходу. Спохватившись, он набрал на телекомпе номер полиции. Как родственник он должен заявить о пропаже брата. Сделав сообщение, он сел дожидаться блюстителей закона.

— Маркус Монтана снял с головы ВР-шлем. Только что он просмотрел окончательный вариант виртуального фильма — историю любви двух несчастных людей, Клары и Мика, которые смогли преодолеть препятствия и соединиться. Это лучшее из всего, что он сделал. Он богат, но этот фильм сделает его богаче втрое, впятеро. В стране грез состояния делаются быстро.
Щелкнул замок входной двери. В комнату вошли двое.
— Как вы сюда… — Маркус осекся. Перед ним стояли Клара и Мик. Мик держал в правой руке огромный никелированный кольт. Нет! Этого не может быть!
Девушка откатила его в кресле от компьютера, надела на него ВР-шлем, потом поставила к столу табурет, села на него.
— Что вы…
Мик ткнул стволом в его грудь. Пальцы Клары забегали по клавиатуре суперкомпьютера со множеством приставок. Маркус постепенно выплыл из реального мира.

Маркус Монтана снял с головы ВР-шлем. Он сделал очередной виртуальный боевик. Много злодеев, много военной супертехники и всего один непобедимый герой. Маркус открыл банку пива, отпил немного и закрыл глаза.
Жизнь прекрасна!

Люк Федер стоит у западной стены площадки обозрения с отрешенным видом и смотрит на панораму города. Парни из службы безопасности Гулливера цепко следят за этим человеком, который часто сюда приходит и стоит на одном и том же месте. Может, это террорист или псих. Добропорядочным гражданам не запрещено приходить сюда хоть каждый день. Но мало ли…

pic
Orphus system
В Telegram
В Одноклассники
ВКонтакте