Рай, Инкорпорейтед

pic

Он оказался в пустоте. Ни света, ни тьмы. Перед ним стояли или висели в пустоте семилетняя Маша и десятилетний Пол, его дети. Такими они были много лет назад.
— Папа! — закричала Маша. — Какой ты красивый!
Перед ним возникло его зеркальное отражение. Он снова молод. Как много лет назад, когда он открыл механическую мастерскую и десятки фермеров ремонтировали у него свою технику.

— Папа! — Маша озабоченно посмотрела на него. — Ты только не волнуйся. — Она толкнула локтем старшего брата, и они продекламировали:
— Добро пожаловать в Рай!..
Курт Воннегут прослезился. Как прелестны дети в нежном возрасте! Сейчас Пол — лысый, малоприятный в общении, пенсионер, а Маша — тощая старуха, цепляющаяся за должность школьной директрисы. Желчный характер и замашки капрала снижают ее шансы.
— Так вы тоже умерли? — выдавил он из себя.
— Да нет же, папа, — снисходительно заговорил Пол. — Здесь наши сознания. Мы пришли
тебя проводить.

***
Нанотехнологии избавили человечество от неизлечимых болезней, подарили людям биологическое и виртуальное бессмертие.
Лучшие умы человечества могли творить, исключая фактор времени, которого у них было предостаточно. К великим умам Курт Воннегут относился с благоговением. Ученые, композиторы, писатели должны полностью реализовать их творческие амбиции. Но зачем биологическое или виртуальное бессмертие обычным людям, таким, как он? У всего есть начало, у всего должен быть конец.
Многие знакомые Курта обрели бессмертие. Курт с тревогой наблюдал за жуткими изменениями их психики.

***
Когда ему было семьдесят три года, умерла его жена, и душа его погрузилась во мрак. Он ждал смерти. Он запретил своим детям переносить его сознание в виртуал, но они сделали так, как принято. Иначе бы их не поняли.

***
Святой Петр пригласил его сесть на облачко.
— Курт Воннегут! Добро пожаловать в Рай! Здесь исполнятся любые твои желания. Чего ты хочешь?
— Смерти.
— Извини. Апостол развел руками. Таких удовольствий здесь нет. Так чего же ты хочешь, кроме смерти?
— Покоя.

***
Белое безмолвие. Равнина, укутанная снегом. Здесь нет смертельных морозов. Всего минус десять по Цельсию. Жить можно. Время от времени он выходит на охоту с двуствольным штуцером семисотого калибра. Этим оружием профессиональные охотники валят слонов. Курт охотится на белых медведей. За себя он не боится. Он — прочно защищенная психоматрица. В виртуале он бессмертен.
Райская медвежатина не лишена вкусовых свойств — ароматное, истекающее жиром, мясо. Первое время Курт поражался реализму этого мира. Он испытывал голод, спал, отправлял прочие физиологические функции. Все, как в реале.
Вечерами он читает книги. Он любит произведения своего тезки Курта Воннегута, о котором узнал только в Раю. Он полюбил завораживающую поэзию Роберта Бёрнса и Роберта Фроста.

***
Однажды кто-то начал дубасить дверь его дома. От неожиданности Курт подпрыгнул в кресле. «Кого черт принес?» Он подошел к двери, открыл ее. В дом вкатилось нечто мохнатое, сопящее, бурчащее.
— Ф-фу! Холодрыга!
На пол свалилась меховая парка с капюшоном. Курт увидел розовеющую девицу с нахальными глазами и ухмылкой во все лицо.
— И что? — звонко спросила она.
— Что?
— Белый человек нальет усталой скво кружку кофе или как?
— Ты кто?
— На твоей полке я вижу книги Джека Лондона. Ты их читал? В глухих местах путнику сначала нальют чего покрепче, накормят, дадут сухие носки. А вопросы — потом.

***

pic

Она ела без жеманства, резала ножом медвежатину и уплетала за обе щеки. От нее во все стороны летели электрические разряды. Курт почувствовал дискомфорт вроде того, когда рубашка липнет к потной спине.
— Так кто же ты такая? — cпросил Курт.
Девушка вытерла губы салфеткой и вздохнула.
— Я и сама не знаю. Наверное, покойница, как и ты. Долго рассказывать.
— А ты расскажи.
— Ладно. Девица мрачно усмехнулась. — Меня зовут Катя. Мне двадцать… Кажется двадцать лет. Я работала программистом в компании «Виртус». Виртуальные игры на любой вкус. Государственная лицензия. Хочешь поохотиться на психозавров Титана — плати деньги и получай удовольствие. Проблемы с женой? К твоему вниманию разнообразные эротические игры…
Я работала в паре с Клеем Бирсом. Он — дизайнер игр, я его помощница. Еще мы отвечали за безопасность клиентов во время игр.
С Клеем у меня был роман, он обещал на мне жениться. Любила ли я его? Не знаю. Но он запудрил мне мозги. У меня были от него свои тайны. Втихую составляла подпрограммы и шастала по играм.
Такая у меня натура — не могу без приключений… Однажды после такой прогулки возвращалась в свое тело, но доступ был заблокирован. Более того, на меня бросился Киберпес — создание Клея. Еле ноги унесла. Вырвалась из системы «Виртуса» в полной панике. Бродила по сетям. Начала терять память. Дура, не позаботилась заблаговременно защитными программами.
В глазах Кати Курт увидел страх загнанного животного.
— Я забыла всю второстепенную информацию. Не помню подруг, одноклассников… Прорвалась сюда, в Рай, чтобы отсидеться. Память сохраняется, если я не двигаюсь по сетям. — Катя с завистью посмотрела на Курта. — Ты-то защищен, как Форт Нокс. Вирусы отдыхают… Поживу пока у тебя.

***
Шли дни. Катя рассказывала Курту все, что сохранила ее память.
— Я гуляла по сетям с семи лет. Мои родители — программисты. Сейчас работают по контракту в Японии… В восемнадцать лет я отселилась от них и начала жить самостоятельно. Они отнеслись к этому нормально, не ахали по поводу моего не верхнего образования. Они научили меня тому, чему выпускники университетов учатся годами.
Когда я была маленькой, родители потчевали меня сказками о некоем Рассказчике. Это виртуальный персонаж, сопоставимый с богами земных религий. Он бродит по виртушкам, рассказывает разные истории, помогает тем, кто попал в беду. Он вездесущ, справедлив, могуществен. Он стал моим любимым сказочным персонажем.
Когда я начала зарабатывать и общаться с сетевиками, была поражена тем, что они знают о Рассказчике. Они уходили от моих расспросов о Рассказчике, потому что в их клубе я была без году неделя.
Мне посчасливилось познакомиться с патриархом программистов Нью-Карго. В нашей системе познакомиться с ним все равно что получить Нобелевскую премию.
От него я узнала, что Рассказчик — искусственный интеллект, созданный усилиями тысяч программистов, выработавших негласный кодекс виртуального бытия. В Рассказчике воплотились мечты людей о гармоничном мире, где существует мудрый и справедливый Бог, который в отличие от земных богов дееспособен.
Рассказчик путешествует в Диком Виртуале. Понятие «дикий» имеет положительный смысл по аналогии с Дикой природой. Дикий Виртуал — тысячи фантастических миров, рожденных талантливыми дизайнерами, писателями. Эти миры я называю виртушками. Я очень хочу туда попасть…

***
— Катя, научи меня проникать в виртушки. Как это делается?
— Нужно найти портал.
— Научи.
— Зачем? — Катя усмехнулась. — Дяденька, ты что-то задумал.
— Я психоматрица с высокой степенью защиты. Мне ничто не грозит. Хочу найти Рассказчика. Надо узнать, что случилось с тобой, где твое тело… Он может помочь.
— Санта Клаус хочет помочь глупой девице тяжелого поведения. Забудь. Это мои проблемы.
— Я все равно уйду его искать.
— Хороший ты мужик. Жаль, что мы не встретились в реале. Я бы тебя в момент окрутила.
— Когда я умер, мне было восемьдесят.
— Ну и что? Главное, чтобы человек был хороший… Куртик, ты такой же псих, как и я. Черт с тобой. Идем вместе.
— Но тебе нельзя!
— Я все равно собиралась уходить. Идем, мой Дон Кихот, искать мое грешное тело.

***

pic

Мужчина, одетый в кожаную куртку, нес на руках девушку в длинном сером платье в готическом стиле. Ноша была удивительно легка.
Курт с тревогой вглядывался в лицо Кати, которое казалось ему размытым. Переход из Рая в эту виртушку потряс ее. Курт с ужасом ждал ее исчезновения.
Он шел по лесу. Кроны деревьев располагались высоко. Из-за недостатка солнечного света внизу не росли кустарники. Зато земля была покрыта фиолетовым мхом, излучавшим сияние. Курт настолько был поглощен своими тревогами о Кати, что не заметил, как перед ним появилась женщина — невысокая, тонкая, в зеленом платье, с большими глазами цвета жидкого золота. Волосы, тоже золотые, были убраны цветами.

Курт вспомнил рассказы его бабушки об эльфах. Удивительно, как они сохранились в его памяти. Не выпуская Катю из рук, он опустился на одно колено и заговорил:
— Приветствую тебя, госпожа! Я — Курт Воннегут. Позволь узнать твое имя.
— К чему церемонии? Зови меня Лориэль. Я хозяйка леса. Что с девушкой?
— Мы прошли через врата между мирами… Этот переход обессилил ее. Помоги ей, госпожа.
— Положи ее на землю и отойди.
С деревьев опустились ветви, оплели тело девушки и подняли ее наверх. Затем ветви подняли Лориэль и Курта на большой деревянный помост, посреди которого стоял дом. Следом за хозяйкой Курт вошел в него и положил Катю на кровать, устланную тонким полотном поверх перин.
— Ей нужно поспать. Сядь, Курт Воннегут. — Лориэль и ее гость уселись за дубовый стол, на котором оказались кувшин с вином и блюдо с сыром и хлебом. Ешь, пришелец. Потом расскажешь мне все, что пожелаешь рассказать.
Он рассказал о себе, о Кате.
— Мы ищем Рассказчика. Надеемся, что он поможет Кате.
— Рассказчик — великий маг, — задумчиво произнесла Лориэль. Он приходит в миры неожиданно, без предупреждения. Не знаю, как вам помочь. К утру физические силы девушки восстановятся. Посмотрим, что осталось от ее памяти. А сейчас ложись-ка ты спать.

Утром Курт дал Кате козьего молока, хлеба и сыра. После того, как она подкрепилась, он заговорил:
— Тебя зовут Катя…

***
Золотые глаза Лориэль весело смотрели на Курта и Катю. Она протянула девушке вышитый серебряной нитью кисет.
— Здесь тысяча зернышек мака. Глотай по одному перед каждым входом во врата. Это все, чем я могу вам помочь.
Катя поцеловала Лориэль в щеку, повернулась к Курту и взяла его за руку. Они шагнули в открывшийся перед ними портал и исчезли.
Лориэль рассмеялась и заговорила:
— Рассказчик! Ты примешь их?
— Конечно,- донесся откуда-то сверху голос. — Но не будем спешить. Пусть погуляют по мирам. Зачем лишать их удовольствия?

* * *
Они прошли несчетное количество виртушек, принимая разные обличья. Они видели боевых драконов Аргоната, плыли через Пурпурное море, летали на легендарных птицах Рух. Беседовали с Леонардо да Винчи и Рэйем Брэдбери. Затаив дыхание, следили за тем, как великий Микеланджело осуществляет свою мечту — вытесывает скульптуру из огромной скалы. Вместе с Конаном Варваром они отвоевывали его королевство, на стороне греков участвовали в битве при Марафоне…

***
Доусон, небольшой городок на северо-западе Канады, расположенный при впадении Клондайка в Юкон. Зима. Золотоискатели от безделья просаживают золотой песок в казино, придумывают разные забавы вроде гонок на собачьих упряжках. Вечерами сидят в салунах, делясь друг с другом поросшими мхом байками.
В салун вошли одетые в меховые парки рослый мужчина и женщина. На них никто не обратил внимания. Люди сгрудились вокруг одного из столов, где расположился мужчина неопределенного возраста в черном костюме, черноглазый, лысоватый. Он размеренно говорил:
— И тогда капитан Блад переоделся в роскошный черный костюм плененного испанского капитана и вышел на палубу…

Курт и Катя присоединились к слушателям. Они осоловели от тепла, от осознания того, что наконец нашли Рассказчика. Тот улыбнулся им и продолжил повествование:
— На борт «Арабеллы» поднялся испанский офицер…

***
Рассказчик мрачно смотрел на невысокого человека с лицом хорька. Тот сидел, нахохлившись и отведя глаза в сторону.
— Ты совсем обнаглел, Сухерис! Сколько у тебя тел в реале?
— 3-э… двадцать… — Наткнувшись на взгляд Рассказчика, Сухерис торопливо добавил: — Сорок семь, честное слово!..
— Спецслужбы тридцати двух стран охотятся за тобой! Ты подорвал их экономику!.. Ты завладел чужими телами, которые используешь в преступных целях! Тебе мало мужчин, так ты отнял тело у этой девушки!.. Сколько состояний ты уже нахапал? Почему бы тебе не угомониться и не жить спокойно?
— Я такой, какой есть, — неожиданно твердо сказал провинившийся.
— Я не могу карать и миловать. У меня нет на это морального права. Но когда-нибудь мое терпение кончится! — прогремел Рассказчик. — Верни тела тем, чьи сознания еще сохранились. Я прослежу за исполнением. Если ты еще раз попробуешь использовать виртуал в своих целях, я тебя сотру! Ты понял, Сухерис?
— Да… благодарю, Рассказчик…
— Вон отсюда!..

***
Катя вошла в кабинет Клея. Теперь он главный менеджер «Виртуса». Он посмотрел на девушку, улыбнулся.
— Привет, Сухерис! Как тебе новый костюмчик? — Он встал и подошел к гостье.
Катя с размаха влепила ему пощечину, отбросив к стене.
— За сколько ты продал мое тело Сухерису?
— Т-ты?- пролепетал Клей, сползая по стене на пол. — Это ты, Катя?
— За сколько ты продал мое тело Сухерису?
— Контрольный пакет акций «Виртуса»,- выдавил из себя Клей. Открылась дверь. Катя посторонилась, пропустив двух офицеров УНБ.
— Клей Бирс. Вы арестованы.

***
Курт Воннегут колет дрова. Топливные брикеты удобны, но они для лентяев. Хватит сидеть сиднем да книжки почитывать. Пора делом заняться. Ремеслом. Он займется столяркой. Дерево — благородный материал. Дышит, поет. Катя научила Курта находить порталы. Он будет делать мебель и продавать ее в других виртушках.
Он многое изменил в своем Раю. Теперь здесь будет стандартный год — зима, весна, лето, осень. Через две недели наступит весна. —
Вокруг его дома стоит лес. Он подумал, что еще нужна река. На ней он поставит лесопилку.

pic

Курт вонзил топор в колоду и выпрямился. Послышалось частое дыхание. Огромный пес Амон ткнулся носом в его ладонь. Пса подарил Курту Рассказчик. Душевный мужик. После беседы с ним Курт понял, что и в виртуале можно интересно жить.
Амон вопросительно посмотрел на хозяина: «Идем гулять?» Гулять — значит носиться по лесу, вспугивая зарывшихся в снег мелких зверей и птиц. Тишину прорезал крик:
— Монька!
Заливаясь лаем, Амон кинулся к человеку в парке, повалил его в снег и начал вылизывать его лицо.
— А ну пошел вон со своими слюнями! — У Курта похолодело в груди. Он узнал этот звонкий голос.
— Перед ним, держа собаку за загривок, стояла Катя.
— Ты в гости?- спросил он, стараясь выглядеть невозмутимым. Если бы он был собакой, вылизал бы ее с ног до головы.
— Не-а. Насовсем.
— Не понял.
— Что тут понимать?.. Значит, так. Я посадила Клея в тюрьму. Примерила мое тело. Не понравилось. В нем разгуливал подонок Сухерис. Вот такая я брезгливая. Но не в этом дело.
— А в чем?
— Не могу жить в реале. Там мне не то, чтобы скучно или неинтересно. Там мне никак. Теперь я — железобетонная психоматрица.
— А твое тело?
— Подарила одной чудесной старушке, моей соседке. Она — детская писательница. По ее книгам ставились спектакли, фильмы. Но это было давно. Сейчас она замученный артритом человек, совершенно одинокая… На наномедицину у нее нет денег, уходить в виртуал не хочет. Несмотря на свои девяносто три года, она сохранила в себе оптимизм, ясность ума и чувство юмора. Продолжает сочинять сказки, проговаривая их в доисторический диктофон. Мне очень легко представить ее моей ровесницей. Я ее обожаю.
Сначала она не соглашалась ни в какую. Но я рассказала ей о Диком Виртуале, о тысячах виртушек, которые созданы талантливыми людьми. Чем она хуже? Овладеет машиной и будет лепить миры. Был еще один убедительный аргумент. Но об этом потом. Она согласилась.
Я связалась с родителями. Они совершенно спокойно отнеслись к моему решению, дали поручение нашему адвокату заняться этим делом. В конторе «Рай, инкорпорейтед» меня снабдили защитой, перенесли сознание писательницы в мое тело… Между прочим, мои родители скоро заявятся в гости. — Катя осеклась. — Так ты мне рад или как?
— Рад, — выдохнул Курт. — Мне как раз нужна работница. На должность жены.

Orphus system