AMD-эшная сага, …или Кому и чему обязан Athlon

pic

Данная статья несет в себе точку зрения автора и на право объективного документирования и анализа событий не претендует (А.П.)

«Мы думаем, подтверждением этому
является вся история нашей компании»
(выдержка с http//:www. amd.com/ru-ru/)

AMD никогда не была лидером, но тридцать лет провела в погоне за ним. Это, знаете ли, по меньшей мере почетно преследовать сильнейшего. Разумеется, все это не прошло незаметным как для лидера, так и для всего рынка полупроводниковых устройств и микропроцессоров. Почему история существования AMD вообще интересна? Это история о том, как заработать деньги и при этом выжить, ну а мы-то, пользователи, являемся базовым звеном этого самого «зарабатывания». Бытует мнение, что биография AMD не есть надушенный белоснежный лист, и что неоднозначных моментов в ней достаточно. На самом деле никакая компания, начинавшая с малого и чего-то достигшая впоследствии, не имеет безупречной истории, а деятельность компании оценивается по конкретным результатам, и в первую очередь по экономическому росту. AMD, разумеется, исключением не является, точнее скажем — яркий тому пример.

pic

Жил-был молодой человек по имени Джерри Сандерс (родился в 1937 году), учился в Иллинойском университете на инженера-электронщика, мечтал стать звездой киноэкрана и тогда не предполагал еще, что в будущем будет работать в маркетинге и станет лидером одной из крупнейших компаний, производящей полупроводниковые микрочипы. Почти вся история AMD, по крайней мере до конца 90-х годов, ассоциируется именно с личностью этого человека. Это один из тех случаев, когда не выдающийся ученый создает свою компанию для того, чтобы воплотить свои идеи в жизнь так, как ему этого хочется, а когда талантливый продавец создает компанию для того, чтобы продавать так, как ему нравится и как он считает лучше. Но вернемся к событиям, предшествующим созданию AMD. Первое место работы после окончания образования в 1958 году Джерри Сандерс получил в Douglas Aircraft, но уже в следующем году бросил помыслы о карьере инженера и перешел в Motorola Semiconductor, только в отдел продаж и маркетинга, в котором, как известно, разработками новых продуктов не занимаются. Видимо, Сандерс в то время еще был в поиске своего истинного дела, дела своей жизни, так что в итоге он уходит из Motorola так же стремительно, как и с первого места работы, и в 1961 году начинает заниматься продажами и маркетингом в Fairchild Semiconductor.

На Fairchild Semiconductor нельзя не задержать внимания. Наверное, это фирма, ставшая памятником в истории полупроводниковых компаний, позволю себе выразиться — культовая компания. В 60-х годах, на заре полупроводниковой индустрии, в Fairchild Semiconductor делали свои первые шаги будущие основатели и лидеры компаний-гигантов в сфере полупроводников и информационных технологий в общем. Разрабатывала и продавала тогда компания транзисторы, и, кстати, весьма успешно. А теперь очень интересный факт: Джерри Сандерс работал в Fairchild Semiconductor в одной команде с Гордоном Муром, Бобом Нойсом и Энди Гроувом, которые в 1968 году уйдут из фирмы, чтобы основать Intel. После их ухода Сандерс покинул фирму в должности директора по продажам, чтобы возглавить команду из восьми единомышленников, ставящую своей целью создание коммерческой компании, производящей полупроводниковые приборы. Они планировали извлечь выгоду из производства и реализации электронного оборудования в вычислительной, коммуникационной и инструментальной областях.

Все-таки непонятно, что же мешало всем этим людям заниматься тем же делом под одной крышей Fairchild Semiconductor? Целая плеяда выдающихся личностей в полупроводниковой индустрии рассыпалась на небольшие группы, их пути разошлись, и каждая стала развиваться самостоятельно, независимо друг от друга. Но, тем не менее, все дальнейшее время они будут напрямую и косвенно завязаны друг с другом, даже став жесточайшими конкурентами.

Итак, 1 мая 1969 года Сандерс с соратниками создал акционерную компанию Advanced Micro Devices с уставным капиталом в 100 тысяч долларов. Естественно, что у Сандерса никаких инженерных идей при создании компании не было, но хороший инженерный состав был. Первый офис компании располагался в гостиной одного из соучредителей John Carey, затем он перекочевал в съемное помещение, состоящее из целых двух комнат. А в сентябре того же года уже нашлись деньги для переезда в новый офис с первым постоянным адресом в калифорнийском городке Саннивэйл (Sunnyvale), а также открытия своего первого производства на Fab1. Первое время фирма практически не разрабатывала и не производила своих уникальных продуктов, а предлагала редизайненные продукты других компаний. Начиналось все с продажи источников питания, регистров памяти и чипов, приобретенных у сторонних фирм, а затем модифицированных для получения наибольшей эффективности и превосходства над аналогичными продуктами других производителей. Для привлечения покупателей AMD тестировала свои изделия на соответствие жестким стандартам заказчиков армии США. В итоге покупатель получал практически тот же уровень качества продуктов, что принимался военными, но стоимость была немногим выше цены аналогичных продуктов для гражданского потребления. «Военное» качество за счет фирмы — мысль, доводимая AMD до покупателя. И такой подход оказался весьма эффективным. Уже через год после начала своей деятельности штат компании превысил 50 сотрудников. В 1972 году были публично размещены акции AMD, а в начале 1973 года компания открыла свое первое производство за границей — в Малайзии. Началось производство «своих» чипов, разработанных с нуля. К концу пятого года работы компания насчитывала около 1500 сотрудников, имела в своем активе почти 200 продуктов (в основном доработанных), а объем продаж превысил 26 млн. долларов. Неплохо за 5 лет для компании, начавшей с пустого места, не правда ли?

pic

Уже за первые пять лет существования компании проявился ее агрессивный характер, умение лавировать и в своей деятельности использовать смелые и нестандартные решения. С первых дней проявились амбициозность фирмы, ее крепкая хватка и цепкость. И такие черты AMD получила в первую очередь благодаря Джерри Сандерсу, так как компания фактически являлась самовыражением его личности.
В последующие годы компания уверенно растет, в то же время продолжая сохранять имидж технологичной. Это несмотря на нестабильную обстановку в секторе и всеобщее падение цен. Годовой рост капитала составлял 60%, а продажи превышали 160 млн. долларов. Был открыт филиал на Филиппинах, наращивались мощности завода в Пенанге в Малайзии. В 1974 году AMD вышла на рынок памяти RAM со своим чипом Am9102. В это время начались и активные взаимоотношения компании с Intel — был выпущен первый клон i8080A, а в 1976 было заключено соглашение с Intel о кросс-лицензировании. 1979 год ознаменовался введением в действие собственного завода в Остине, штат Техас, а также тем, что AMD попала в листинг NYSE (New York Stock Exchange), то есть в список значимых компаний.

Период 80-х стал для AMD переходным этапом. Именно тогда компания стала похожей на ту AMD, какой мы ее сейчас знаем. А мы-то знаем ее как производителя микропроцессоров. В 1981 году продлевается и расширяется соглашение с Intel о кросс-лицензировании, а в следующем году подписывается новое — об обмене технологиями. В результате AMD в том же году начинает продавать клон i286 Am286. Он был точной копией оригинала от Intel, но несколько отличительных особенностей все же нашлось: эмуляция EMS, а также способность выхода из «защищенного режима», которой не имели 286-е процессоры Intel. Хотя в те времена разработчики программного обеспечения еще почти не использовали «защищенный режим». Тогда AMD была чем-то вроде вторичного ресурса для Intel. Тем не менее фирма продолжала сохранять отличную динамику роста, даже по меркам тех бурных времен для полупроводниковой индустрии, расширялась и в 1981 по сравнению с 1979 годом удвоила объемы продаж.

В начале 80-х большую часть доходов продолжали приносить чипы памяти, и этот период истории запомнился двумя рекламными кампаниями, символами AMD: «Age of Asparagus» и «Catch the Wave». Первая из них, «Age of Asparagus», на русском языке звучащая как «Век спаржи», воплощала стратегию AMD в отношении долговременных инвестиций, а именно увеличение числа собственных стратегических разработок, в которые и нужно много инвестировать с перспективой на будущее. Вторая, «Catch the Wave» («Поймай волну»), имела образ высокой и мощной океанской волны и являлась кампанией по набору сотрудников. То есть, по задумке, попадая на работу в AMD, человек получал удачное место в передовой фирме, которая и была той самой мощной волной, частью которой являлся сам сотрудник. И снова стиль Джерри Сандерса. Смело, как минимум смело.

Но вернемся к делам насущным в истории компании. AMD становится весомым игроком на рынке чипов и полупроводниковых ИМС, вкладывающим немалые средства в исследования и освоение новых технологий. В 1984 году компания попадает в листинг «100 лучших компаний, работающих в Америке», а в 1985 — в листинг «Fortune 500». Еще бы, свое 15-летие фирма отпраздновала в один из лучших периодов продаж за всю историю своего существования и рекордными на тот период доходами. Был создан первый в индустрии 1 Мбит чип EPROM и представлено весьма интересное семейство процессоров 29300 с RISC архитектурой, началось производство на Fab14 и Fab15. К слову, фабрики AMD называются исходя из количества прошедших со дня основания компании лет на момент окончания строительства.
Кстати, о праздниках AMD. Еще в 1974 году, отмечая пятилетие своего рождения, фирма организовывает для своих сотрудников вечеринку, сопровождаемую раздачей телевизоров, мотоциклов, других подарков и барбекю. Впоследствии такие мероприятия станут знаменитой традицией — проведением праздничной вечеринки «Рождество в мае», организованной сотрудниками компании и членами их семей. Например, на одной из таких вечеринок в 1980 году одна из сотрудниц компании выигрывает право на получение 1000 долларов в месяц на протяжении 20 лет. AMD не зря известна своим честным отношением к своему персоналу: во время рецессии 1974-1975 годов фирма была вынуждена ввести 44-часовую трудовую неделю для того, чтобы не сокращать персонал. А при сокращении почти 1000 человек в октябре 2001 года в связи с закрытием двух старых фабрик компания назначила солидные денежные компенсации и выплатила их до последней копейки. Компания всегда шла на все, чтобы смягчить действие подобных мер.

pic

Середина 80-х ознаменовалась приходом на рынок RAM японских и корейских производителей, с которыми стало крайне сложно конкурировать. В результате американские компании были, мягко говоря, потеснены, американский сектор рынка пришел в упадок, и всем известно, что сегодня рынок чипов оперативной памяти принадлежит именно азиатским компаниям. Так как спрос на производимую компанией память стремительно падал, фирма несла колоссальные убытки, начались первые массовые сокращения. Перед AMD встал вопрос о дальнейшем существовании. Президент компании Сандерс заговорил о полной реорганизации и начал искать новые пути приложения сил, а именно перспективные секторы рынка полупроводниковых приборов. Руководство выбрало рынок процессоров для IBM PC. Но Джерри Сандерса, видимо, не вполне устраивало быть вторичным производителем продуктов Intel, он стремился к чему-то большему, и поэтому помимо микропроцессоров с архитектурой х86 были намечены следующие направления: коммуникационные чипы, программируемая логика и высокопроизводительная память. Так в 1988 году началось строительство нового исследовательского центра SDC (Submicron Development Center) для освоения технологий производства элементов размерами менее 1 мкм. В 1987 году было подписано соглашение о технологическом сотрудничестве с компанией Sony, в результате которого AMD получила доступ к технологии производства чипов CMOS.

Тем не менее рынок микропроцессоров стал приоритетным для AMD, неплохим вариантом выглядело производство аналога i386. У AMD имелись полные данные для производства 8086, 80186 и 80286 процессоров, полученные еще по соглашению 1982 года, а также лицензия на производство всего семейства х86 от Intel. Самое время вспомнить об этом замечательном соглашении. Но за пять лет немало воды утекло и взаимоотношения между бывшими партнерами заметно «подпортились». Intel предоставить согласно соглашению дизайн i386 отказалась, после чего AMD попыталась получить его через арбитражный суд. Последовал разрыв соглашения 1982 года — адекватный ответ Intel на судебный иск. В суде AMD была признана правой. Повторное рассмотрение дела в более высокой инстанции подтвердило право AMD на получение дизайна нового процессора. Следующая же апелляция Intel возымела действие. Так началась многолетняя судебная тяжба, за которой последовали другая, и так далее. Вскоре суд стал способом общения двух компаний.
Давайте немного отвлечемся от темы и остановим внимание на лицензиях Intel. Кое-кто до сих пор удивляется, почему Intel продолжала лицензировать свои продукты, тем самым позволяя продолжать действовать AMD. Достаточно было еще в 1987 году отказать в продлении лицензии, и никакой борьбы бы не было. И не было бы сегодня Athlon 64, так путающего карты Intel на рынке микропроцессоров. Интересно, существовала бы еще AMD или не знали бы мы такого производителя? А ведь лицензии действуют до сих пор. Intel попросту не могла не продлить лицензии, так как ей это не давало сделать государство — действие антимонопольного законодательства США. Нельзя забывать также и о заказах американских военных, которые составляли немалую долю доходов Intel. В то же время в ракетах, которыми обстреливали Сербию, Афганистан и Ирак, были установлены чипы Am386 от AMD. Армейские заказчики всегда страхуют себя и стараются, чтобы компоненты их «дубинок» могли делать одновременно несколько производителей. Думаю, это тоже сыграло не последнюю роль в истории лицензий Intel для AMD.

pic

Итак, судебные разбирательства по делу дизайна процессора i386 закончились только в 1991 году, верховный суд штата Калифорния поставил в деле точку в пользу AMD, подтвердил ее право на производство процессоров х86, на использование плодов соглашения 1982 года и обязал Intel выплатить более 1 миллиарда долларов. Здесь AMD, безусловно, сорвала куш, но время было упущено, данные на новые процессоры отсутствовали, и Am386 появились в продаже только в 1991 году. Инженеры AMD начали заниматься в отношении продукции Intel тем, что называется reverse-engineering, еще с 1987 года, когда компания Intel отказалась предоставить дизайн своего процессора. Итогом стало создание в 1990 году рабочего аналога математического сопроцессора i287, разумеется, на основе технических данных, полученных от Intel в давние времена. Точной копией чипа Intel он все же не являлся, но микрокод совпадал полностью. Настал черед Intel подавать иски в суд, что она не замедлила сделать. Налицо нарушение интеллектуальной собственности и нарушение патентов. Защита AMD указала на предыдущее судебное решение, а именно на право копировать микрокод всех процессоров Intel, согласно все тому же памятному соглашению. И поле боя на время осталось за AMD. В свою очередь, Am386 разительно отличался от i386 по схеме, имел большую максимальную тактовую частоту, но по внутреннему низкоуровневому набору команд (микрокоду) был точной его копией, как две капли воды. Как следствие — очередной иск Intel. AMD же во время процесса спокойно продолжала выпускать и продавать свои 386-е, пользуясь возможностью заработать деньги, благо, что чипы Am386 имели успех у покупателей в первую очередь за счет невысокой цены. До конца года было продано более миллиона этих процессоров. В начале 1992 года суд вновь вынес решение, что Intel нарушил соглашение от 1982 года и самостоятельно дал AMD лицензию на право использования кода Intel в Am386. Тем не менее так дальше продолжаться не могло, и позиция AMD от иска к иску слабела. Весной 1992 года руководство решило задержать выход уже готовящегося Am486, и, как оказалось, очень вовремя, так как очередное судебное разбирательство закончилось запретом на использование микрокода Intel, так как AMD таким образом посягает на интеллектуальную собственность Intel. AMD заявила, что решение суда не помешает выходу Am486, а только задержит его, так как придется использовать другой микрокод.

Так компания приступила к разработке собственного микрокода, совместимого с х86. Что примечательно, при разработке инженеры AMD имели полный доступ к коду i386, хотя компания всегда это отрицала, утверждая, что код разработан с чистого листа. Но еще до окончания разработки, 15 апреля 1993 года, очередной суд вынес решение, что компания имеет право на код i386. С этого момента вообще начался какой-то «мексиканский сериал». Реакции AMD можно только позавидовать — уже через 4 дня она объявляет о выходе процессоров Am486 c микрокодом от i486, ведь теперь такое возможно! Разработки разработками, а бизнес диктует свои условия, и здесь выживает только сильный. В этом весь стиль AMD — мгновенная реакция, цепкость, широкая избирательность приемов, лавирование, умение привлечь покупателя. Вместе с этим компания, как ни в чем не бывало, обещает летом представить и процессоры со своим собственным кодом, якобы, для демонстрации технологической независимости. На очередную хитрость Intel отреагировала очередным иском в суд, который закончился в пользу AMD. В то же время без лишнего шума завершается разработка собственного кода с участием независимых экспертов, на арену выходит Am486 с кодом от AMD, но детальный анализ выявляет, что почти четверть микрокоманд таинственным образом совпадает с кодом Intel. AMD ничего не остается, как признать поражение. За несколько дней после этого курс акций фирмы падает на 10%. Для AMD проигранная битва не означает проигранную войну.
Производство продолжалось, а в начале 1994 года суд окончательно признал право компании использовать код i287. В том же году корпорация Compaq подписывает контракт с AMD об использовании Am486 в своих решениях. Право же на код i386 окончательно опровергает в декабре 1994 года Калифорнийский верховный суд, поставив точку и на этом деле. Венцом всему стало подписанное вскоре после этого соглашение с Intel, дающее AMD право на производство и продажу микропроцессоров, содержащих микрокод i287, i386, и i486. Еще бы, теперь для Intel эти продукты были не так важны, уже заканчивалась разработка Pentium, которому конкурентам противопоставить было просто нечего, и не за горами было его появление в продаже. Так закончилась эта мыльная опера. А для AMD начинался новый этап ее деятельности как реального конкурента Intel.

pic

Еще в 1993 году отдельная группа инженеров AMD в Остине во главе с Майком Джонсоном начала работу над проектом с кодовым названием Krypton по созданию принципиально нового процессора, известного так же, как Pentium Killer. Имя ему AMD K5. Основные же силы разработчиков были еще сосредоточены на Am486.
В 1994 году компания раскрыла некоторые сведения о новом ядре. Предполагалось, что K5 должен был быть на 30 процентов быстрее процессоров Pentium с той же тактовой частотой. Каким образом? Основания для таких утверждений были скрыты в архитектурных решениях, примененных в новом процессоре. Ядро процессора было сродни суперскалярному RISC-процессору AMD Am29000. Однако RISC-ядро с его набором команд (ROP-команд) скрыты от программного обеспечения и конечного пользователя. Команды х86 преобразуются в RISC-команды, которые затем направляются в шесть параллельных исполнительных блоков: встроенный математический сопроцессор, два блока целочисленных операций, два модуля чтения/записи и блок ветвлений. Инженеры AMD использовали уникальное решение — команды х86 частично преобразуются еще во время помещения в кэш-память процессора. Такое решение неизбежно замедляло скорость извлечения команд из памяти, но это компенсировалось на следующих этапах выполнения. Процессор K5 мог выполнять до четырех команд х86 за один такт — он стал первым суперскалярным микропроцессором AMD.

Разработка нового процессора продвигалась крайне медленно. Начинать что-либо с нуля, как оказалось, совсем нелегко. В то время как Intel продавала свои новенькие блестящие чипы пятого поколения — Pentium, AMD ничего не имела в арсенале и лихорадочно искала возможности выбраться из затягивавшего ее болота. Одним из прорывов был выход на рынок флэш-памяти и сотрудничество с Fujitsu в этой области. Но проблем на секторе микропроцессоров это не решало. Чтобы хоть чем-то заполнить паузу, в 1995 году начинается производство чипа Am5x86-Р75. Несмотря на то, что в маркировке стоит заветная «пятерка», указывающая на принадлежность процессора к пятому поколению, процессор представлял собой чистейшей воды 486-й. Отличиями стали наличие кэша с обратной записью, увеличение его объема и высокая тактовая частота (133 МГц). Это позволило некоторое время составлять конкуренцию младшим моделям Pentium. Выпуск Am5x86-Р75 чисто маркетинговый шаг, тем более что здесь впервые был применен «РR-рейтинг». Этот рейтинг был призван отобразить «эквивалентную» частоту процессоров Pentium. Таким образом, была создана видимость принадлежности процессора к пятому поколению.
А К5 не укладывался ни в какие сроки. И тут очень кстати оказалась идея слияния с компанией NexGen, имевшей к тому времени передовые архитектурные разработки. Это слияние двух инженерных команд в 1996 году (а вернее, покупка) стало, наверное, самым важным событием для AMD в 90-х годах, принесшее миру процессоры х86 с отличной от Intel микроархитектурой и давшей толчок новому витку жестокой конкуренции.

pic

Компания NexGen была основана в 1988 году с до смеху банальной целью делать клоны i386 и продавать их. У NexGen никаких соглашений с Intel не было, так что процессор создавать действительно пришлось с нуля. Проект финансировали Compaq, Olivetti и ASCII. Руководил компанией Аттик Раза (примечательно, что 20-30% инженеров были индусами и пакистанцами). В результате разработка заняла семь лет, но и представленный в 1994 году продукт Nx586, бесспорно, заслуживал внимания. С i386 он не имел ничего общего и по производительности приближался к Pentium, причем был полностью совместим с ним по набору команд. И самое интересное, Nx586 по своей архитектуре был сходен с AMD K5. В 1995 году NexGen представила революционный по тем временам образец процессора шестого поколения Nx686, который, по меньшей мере, в полтора раза превосходил по производительности Pentium Pro на равных тактовых частотах. Тем не менее маленькой компании не по силам было тягаться с большой и богатой Intel, и Аттик Раза это прекрасно понимал, начиная переговоры с AMD о слиянии. NexGen имела процессор, но не могла его производить, AMD могла производить, но ей производить было нечего, и это нужно было срочно найти. В итоге две компании подошли друг другу идеально, и в начале 1996 года NexGen был куплен AMD за 850 млн. долларов, как раз на деньги, отсуженные у Intel.

При разработке К5 инженеры AMD столкнулись с определенными проблемами при реализации некоторых их идей. Nx586 со сходной архитектурой оказался спасением. Это не означает, что K5 оказался переименованным Nx586. Просто в той ситуации были использованы многие наработки и решения инженеров, пришедших из NexGen, а идеология архитектуры, несомненно, принадлежала команде AMD.
AMD K5 вышел в свет почти сразу после слияния двух инженерных команд, с технической точки зрения был выполнен на очень современном уровне и имел прогрессивную RISC-подобную архитектуру. Но процессор откровенно опоздал, да и архитектура не позволяла существенно наращивать частоты, и когда появились первые К5 с частотой 75 и 90 МГц, Intel уже предлагала Pentium 166 МГц. И снова вкупе с понижением цен был использован PR-рейтинг (удивительно напоминает ситуацию с Athlon XP), так как реальная производительность К5 превышала производительность Pentium на равных частотах при работе с целыми числами. Компания, которая всегда тщательно старалась выдерживать гонку по мегагерцам с Intel, теперь заявила не о том, что не в состоянии больше ее выдерживать, а о том, что мегагерцы — не главное, а главное — производительность процессора в приложениях. Правда, при вычислениях с плавающей запятой, наоборот, чипы AMD оказывались на втором месте, но, с другой стороны, Microsoft Windows оперирует в подавляющем большинстве случаев именно целыми числами. Короче, по факту, K5 PR 166 имел реальную тактовую частоту 116МГц, но не во всех случаях соответствовал заявленной производительности Pentium 166 МГц.

Период с 1994 года по 1996 год был для AMD временем борьбы за выживание, и компания оправлялась после него несколько лет. Желая как можно быстрее реабилитироваться после провала с процессором пятого поколения, усилия инженеров были направлены на разработку процессора K6, вернее, на доработку Nx686, работу над которым начинали еще инженеры NexGen до слияния. K6 поступил в продажу в 1997 году — наконец-то AMD предлагала продукт, способный более или менее достойно конкурировать с Intel. Но и этот противовес продержался недолго, Pentium II все-таки оказался не по зубам K6, поэтому AMD снова развернула политику снижения цен. Именно К6 был призван избавить AMD от исполнения роли второстепенного игрока, так как процессор мог свободно конкурировать с младшими и средними моделями Pentium II, причем стоимость у него была ниже. Благодаря К6 AMD даже ненадолго обошла Intel с ее Pentium II, но, к сожалению, заводы компании оказались не готовы обеспечить выпуск необходимого количества продукции. Поэтому объем продаж микропроцессора следующего поколения К6 был не очень высок, а момент упущен. Джерри Сандерс принял беспрецедентные меры: уменьшал цены в ущерб компании, за что чуть не был снят со своего поста собранием акционеров. В итоге же результаты оказались не столь плачевными, и Сандерсу обещаниями еще большего падения цен удалось привлечь немало покупателей. Выход К6-II прошел более гладко, и процессор имел успех. Ядро содержало 9,3 млн. транзисторов, показывало неплохую производительность, имело дополнительный набор инструкций 3D Now! для обработки трехмерной графики и мультимедийных данных и умеренно выделяло тепло.

Уже тогда велись работы по разработке седьмого поколения процессоров х86. Сегодня это всем известное семейство К7, в первую очередь ассоциирующееся с AMD Athlon. Работы над новым микропроцессором возглавлял Аттик Раза, на тот момент занявший должность президента компании. Параллельно велись работы и над линейкой К6, и в 1999 году на сцену выходит К6-III. Практически всю первую половину того года превосходство процессоров Intel над аналогичной продукцией AMD для специалистов было довольно-таки ощутимым. Intel опережала AMD при достижении новых рубежей тактовой частоты. Производительность процессоров Intel (за исключением только целочисленных вычислений) по результатам тестирований неизменно оказывалась выше. К6-III отнюдь не спас положение. В феврале при почти одновременном объявлении стоимость K6-III 450 при оптовых поставках была ниже стоимости Pentium III 450 МГц менее чем на 20 долларов. Однако прошло немногим более месяца, и процессоры K6-III начали стремительно дешеветь — единственным «оружием» AMD в противоборстве с Intel опять оказалась цена. К тому же у AMD обнаружились проблемы с нагревом процессоров K6-III, который имел 21,3 млн. транзисторов при той же площади кристалла, что и у К6-II. Как и следовало ожидать, вновь проявили себя проблемы с производством — более месяца AMD имела в своем активе процессор с тактовой частотой 600 МГц, являясь лидером по тактовой частоте (беспрецедентный случай!), но поставки на рынок так и не были налажены вовремя. Так продолжалось до лета.

pic

А летом 1999 года из компании ушел Аттик Раза, чьи титанические усилия, по мнению многих специалистов, в течение некоторого времени удерживали AMD на плаву. Принято считать, что причиной стали разногласия с Джерри Сандерсом и его сторонниками касательно Fab30, на которой тогда только запускалось производство. Официальный уход Аттика Разы из AMD стал настоящим переполохом в кругах топ-менеджеров полупроводниковой индустрии. С его именем связывалось многое в деятельности AMD, начиная от новой технологической основы для процессоров серии K6 и заканчивая производственными вопросами. Не секрет, что AMD в последние годы испытывала трудности с массовым выпуском процессоров, но в индустрии сложилось устойчивое мнение, что если бы не Раза, этих трудностей было бы гораздо больше. Но главное дело он сделал — его детище К7 было почти готово. В том, далеко не лучшем для компании, 1999 году, каждые три месяца подводя итоги очередного финансового квартала, AMD раз за разом уверенно демонстрировала убытки. Чтобы вернуться в число прибыльных компаний, AMD необходимо было увеличить среднюю цену процессоров, но было ясно, что с K6-III этот фокус не удастся.

В конце года в продаже появляется К7 AMD Athlon. Новый процессор с новой идеологией оказался тем последним средством, которое позволило выйти компании из финансового пике. Сегодня этот продукт стал символом компании и мало кому придет в голову связать имя компании с чем-либо, кроме этой торговой марки. «Без Athlon AMD пришлось бы уйти из бизнеса, говорил старший редактор Microprocessor Report Кевин Кривелл. K6 позволял AMD оставаться в игре, но никогда не выводил ее в лидеры… Для компании это был гигантский шаг вперед».
Но если начинать говорить об Athlon — значит написать еще столько же. К7 сегодня еще выпускается и представлен рядом моделей семейства AMD Sempron. И будет присутствовать на рынке весь 2005 год, а может, и немного дольше. Короче говоря, хоть Athlon уже и не продается, эпопея К7 еще не закончена и списывать этот процессор в исторический архив еще рановато. Надеюсь, в ближайшем будущем читатель увидит статью о компании AMD с момента появления первого Athlon, а также о самом процессоре.

На примере AMD лишний раз можно убедиться в том, что незаменимых людей не бывает. Уже в январе 2000 года должность президента и исполнительного директора занял Гектор Руис, который пришел в AMD из компании Motorola. В 2002 году он уже сменит Сандерса (он останется почетным председателем) на посту председателя совета директоров, а в 2004 году будет назван лучшим руководителем года по версии издания Business Week. В настоящее время AMD существенно укрепила свои позиции на рынке микропроцессоров, в первую очередь за счет процессоров Opteron и Athlon 64. В Дрездене заканчивается строительство сверхсовременной фабрики Fab36, компания ведет наступление по всем фронтам, в очередной раз показывая свой амбициозный характер. Стоимость компании сегодня составляет несколько миллиардов долларов, а помните, с какой суммы все начиналось? Несомненно, история компании стала классикой умения выживать, и вклад ее в IT-рынок значителен.
А что было бы, если Intel не имела бы такого конкурента, такого второго номера? Крейг Баррет, исполнительный директор Intel, чуть ли не говорит во всеуслышание: «Спасибо вам за то, что вы есть», называя AMD тем стимулом, который не дает Intel расслабляться, потерять «спортивную форму». На самом деле он лукавит, так как антимонопольные законы США не позволят Intel стать единственной компании в целевом секторе, но и доля правды в его словах есть. Опять же возьмем ситуацию сегодня — AMD реально имеет самый производительный процессор для настольных систем. Конечно, Intel готовит ответ, но факт остается фактом. Так что еще под вопросом, кто «номер один» сегодня… AMD методично обошла Intel, и вдруг весь рынок и конечные пользователи стали понимать, что есть альтернатива Intel.
Из истории компании AMD прекрасно видно, какую важную роль играет личность в любом деле. Джереми Сандерс был лицом и душой компании в течение 30 лет. С самого начала яркая личность Сандерса резко контрастировала с более консервативной культурой Intel, чье мастерство в производственных вопросах помогало компании достичь главенствующего положения на рынке микропроцессоров. По мнению наблюдателей, противостоять инженерной мощи своего главного конкурента Intel AMD помогли сильная личность Сандерса, его энтузиазм на поле маркетинга и любовь к достойной борьбе. Именно его энергичность не раз давала импульсы взлетам компании. Главное — цель, а методы подойдут любые — вот идеология Сандерса. Демонстративная храбрость лидера AMD отлично просматривается в избираемых компанией рекламных образах. Во время запуска К6 Сандерс даже решился на подражание «Звездным войнам»: в его версии популярного сюжета AMD играла роль бунтовщика против «темной стороны», олицетворяемой Intel. Парадоксальный факт — в 1998 году Джерри Сандерсу была вручена награда имени Роберта Н. Нойса за достижения в индустрии, а вручил награду Крейг Барретт.

AMD постоянно переживала то падения, то взлеты, это-то и дает всем желающим право рассматривать ее, как им заблагорассудится: или как компанию, успешно справляющуюся с неудачами, или как компанию с нестабильным бизнесом. Тем не менее за десятки лет своего существования компания показала колоссальный рост, а в арсенале продуктов немало высокотехнологичных полупроводниковых устройств, заслуживающих пристального внимания. Процессоры от AMD зачастую выглядели более привлекательными, так как имели интересные технологии, и при равной производительности они были значительно дешевле решений от Intel. И все же AMD не была бы компанией с такой богатой и интересной историей, если бы не Джерри Сандерс. Его время с началом нового века подошло к концу, это стало очевидным для всех. С его уходом в истории компании была дописана глава длиною в 30 лет и началась новая. Сага об AMD еще не закончена, и будем надеяться, что глав в ней будет немало.

Orphus system