Интеллектуальные джунгли: IT-технологии и knowledge management

uchastnik “Финансовые аналитики придают всё большее значение качеству управления интеллектуальной собственностью и интеллектуальными ресурсами, включая его в список оцениваемых параметров наряду с материальными активами предприятия. Компании, надлежащим образом управляющие своим интеллектуальным капиталом, выйдут в предстоящие годы в лидеры рынка независимо от положения, занимаемого ими сегодня…”
Билл Гейтс «Бизнес со скоростью мысли»

Каждый охотник желает знать

Основатель Microsoft прав. Интеллектуальные ресурсы компании в наш век ценятся едва ли не больше материальных. Но мозг человека – устройство сложное, с одной стороны, может сгенерировать гениальную формулу золотого сечения или создать лекарство от рака, а с другой стороны — не помнить наизусть телефон двоюродной тетушки. С коллективным интеллектом и того сложнее. Постоянная ротация сотрудников, переключение их с проекта на проект, переходы из отдела в отдел приводят к немалым затратам и вероятности того, что каждый из них начнет изобретать колесо или велосипед в сотый раз. Сии изобретения Древней Месопотамии и непосредственно немца Карла Дрейза могут повторно создаваться в одной и той же компании сколь угодно большое количество раз, причем с немалыми затратами ресурсов. Избежать подобных ситуаций может помочь такая нашумевшая уже методология, как knowledge management (КМ). Появившееся в начале 90-х, это понятие породило и порождает вокруг себя буквально информационный карнавал. На самом деле этот термин обозначает всего лишь процесс, хранения и управления знаниями компании, который приводит в идеале к повышению качества работы ее сотрудников. А так как сегодняшний рынок сделал невозможным создание и управление компанией по принципам буддистской беспечности, русского авось или «рогов и копыт» великого комбинатора, то вопросы эффективного использования интеллектуальных ресурсов и систем для накопления и доставки релевантной для бизнеса информации встали особенно остро.

km_18_12_2009

Итак, КМ нужно современным компаниям для того, чтобы обеспечить добычу, фильтрацию и структуризацию знаний, наладить обмен ими между сотрудниками компании, наладить автоматизацию и оптимизацию принятия решений. После структуризации знания уже воспринимаются как ресурс и используются для выполнения тактических и стратегических целей компании.

За примерами выгодности использования такой системы для бизнеса далеко ходить не надо: в 1985 крупная японская компания Matsushita Electric Industrial начала разработку автоматической хлебопечки. Спустя довольно долгое время разработка все еще не была завершена – хлеб не пропекался до конца. Тогда разработчик программного обеспечения Икуро Танака обратилась к профессионалам и пошла в ученики к пекарю одной из лучших осакских пекарен. Секрет мастерства оказался в особом способе раскатывания теста. Освоив этот способ, Танака вмонтировала в хлебопечку специальные ленты для раскатывания теста аналогичным методом. Уже в первый год реализации чудо-печка побила все рекорды по продажам на рынке бытовой техники для кухни.

Информационные технологии как инструмент knowledge management

В самом начале своего появления системы управления знаниями, конечно, были слабо связаны с информационными технологиями. Если тогда перед ними стояли задачи непосредственно вычислительного характера, чуть позднее – вопросы, связанные с сетью, то на следующем этапе развития методологии все большее значение стала приобретать работа с информацией и интеллектуальной собственностью. В то же время появилась и заинтересованность бизнес-кругов в программном обеспечение для управления знаниями, стали появляться первые программные продукты, позволяющие повысить эффективность использования интеллектуальных ресурсов компании.

На Западе уже во время первой волны популярности систем knowledge management (все те же 90-е) ими были оснащены многие крупные компании (в основном юридические, информационные и консалтинговые). Сегодня число организаций, выделяющих средства на эти системы сильно возросло в связи с увеличением динамики бизнеса, «текучестью» кадров, повышением качества софта, увеличением объема информации и некоторыми другими факторами. Российские менеджеры чуть менее лояльны к КМ, однако и у северного соседа можно наблюдать рост интереса к ПО для управления знаниями. Это связано возможно, и с тем, что ведущие игроки IT-рынка стали включать в свои продукты поддержку русского языка. В Узбекистане, по экспертным оценкам, о понятии knowledge management знает лишь несколько процентов от общего числа компаний. Говорить, что малое число лояльных к КМ компаний объясняется отсутствием эффективных IT-решений, конечно, значит несколько преувеличивать. Однако наличие и доступность качественного софта во многом может помочь развитию управления знаниями.

Продукты, поддерживающие выполнение задач КМ можно условно поделить на три категории:

I. Системы ECM (Enterprise Content Management systems) — системы управления информационными ресурсами и корпоративной информацией предприятия. Используется для структуризации информации различных типов и форматов. Функции платформ ECM достаточно широки. Помимо КМ они могут отвечать таким задачам, как управление потоками работ (Workflow), управление документами, управление веб-контентом (WCM) и др.

Вендоры: IBM и Microsoft, BEA (BEA Aqualogic), SpikeSource (SuiteTwo), Socialtext (Socialtext), Alfresco, Documentum, Hyland Software, Inc, Oracle и т. д.

Продукты(только те, которые поддерживают реализацию систем КМ): IBM Content Manager, IBM WebSphere Information Integrator.

II. IAT — Information Access Technology – обеспечение доступа к данным.
Вендоры: Autonomy (IDOL™ Server), Fast Search&Transfer (FAST ESP, Convera RetrievalWare), Endeca, IBM.

Продукты: OmniFind, IBM Classification Module, WebSphere Portal.

III. CSS — Collaboration and Social Software – обеспечение совместной работы.

Вендоры: BEA (BEA Aqualogic), SpikeSource (SuiteTwo), Socialtext (Socialtext), IBM и Microsoft[Dracos, 2007].

Продукты: — продукты семейства Lotus.

km_18_12_2009_1

Вебдванольные предпочтения: нельзя хлопнуть в ладоши одной рукой

Полезными для управления знаниями, в частности для обеспечения «обратной связи» с персоналом могут быть и инструменты Web 2.0, который со своим «коллективно-бессознательным» подчас едва ли не более результативен, чем традиционный тимбилдинг. Разумеется, нельзя утверждать, что Web 2.0 реально может потеснить стандартный софт для управления знаниями, но зато может существенно его дополнить. Яркими примерами инструментов Web 2.0 являются:
— средства для мгновенного обмена сообщениями
— электронная почта
— социальные сети
— блогосфера
— wiki-средства (средства создания и функционирования веб-сайтов по типу Википедии)
— средства для размещения фотографий (photosight.ru,), презентаций (slideshare) и видео (youtube), с возможностью описания материалов
…а также многое другое.

Есть, конечно, но нет

Как уже говорилось выше, развивающийся рынок заставляет владельцев местных компаний постоянно работать на повышение конкурентоспособности, искать новые пути организации информационно-коммуникационных технологий, поддерживать базы данных в актуальном состоянии. Но несмотря на это интерес представителей бизнес-кругов к программным продуктам, предлагающим решение задач по КМ несколько меньше, чем можно было бы ожидать. Если knowledge management где-то и используется, то либо это использование не осознается до конца даже руководством компании (т.е. к КМ идем интуитивно), либо развитие его находится в зачаточном состоянии. Это, разумеется, отражает ситуацию, сложившуюся с развитием ИКТ в республике в целом.

Оценка позиции электронной готовности Узбекистана была впервые проведена экспертами ПРООН в 2001 году. На тот момент выводы были весьма неутешительны — результаты анализа показали, что республика находится в числе стран с достаточно низким уровнем применения ИКТ и отстает по их внедрению не только от развитых, но и от многих развивающихся стран. За последние несколько лет ситуация немного изменилась в лучшую сторону, чему возможно способствовали такие факторы, как распространение высокоскоростного доступа к сети Интернет, принятие некоторых новых правовых актов в области ИКТ, урегулирование рынка телекоммуникаций. Но и сегодня ситуация все еще не вызывает полного удовлетворения.

Еще в 2001 году Кабинетом Министров Республики Узбекистан была разработана и утверждена «Программа развития компьютеризации и информационно-коммуникационных технологий на 2002-2010 годы».

В 2004 году был принят закон РУ «Об электронном документообороте», о необходимости его широкого применения много говорилось

В 2006 году создана и в настоящее время активно развивается национальная инфраструктура применения электронной цифровой подписи, начались работы по оснащению органов государственной власти компьютерной техникой и внедрению локальных вычислительных и корпоративных сетей. Принят ряд нормативных актов о придании электронным документам правового статуса. Все это было нацелено на переход взаимодействия между государством, населением и хозяйствующими субъектами на качественно новый уровень. Это также несомненно оказало положительное влияние на развитие рынка систем электронного документооборота.

Доля безбумажного документооборота внутри ведомств

km_18_12_2009_2

Доля работников органов государственного управления и государственной власти на местах, владеющих навыками работы на компьютере

km_18_12_2009_3

Большое внимание органами государственного управления придается также созданию сетей для объединения территориально удаленных подразделений организаций в единое информационное пространство и внедрению безбумажного электронного документооборота.

Наличие корпоративных компьютерных сетей в государственном управлении (%)

km_18_12_2009_4

В тоже время актуальным является вопрос внедрение полноценных систем электронного документооборота (СЭД) государственными органами с целью повышения скорости и точности выполнения поручений, а также автоматизации деятельности органа государственной власти.

Разумеется, госструктуры в настоящее время находятся только на начальном этапе построения электронного правительства и дальнейшее развитие этого проекта будет сильно зависеть от бюджетов на развитие ИКТ. Но нельзя не признать, что государственные органы первыми оценили перспективу использования IT-технологий для КМ.

По экспертным оценкам, КМ востребовано сейчас в первую очередь в госструктурах, исследовательских институтах и банках, где присутствуют сложности управления постоянно увеличивающейся внутренней и внешней информацией. Лояльных к КМ компаний на местном рынке можно выделить немного.

Однако кое-где системы КМ все же внедрены. Один из примеров такого внедрения — Центр Экономических Исследований (ЦЭИ), где используются ряд инструментов КМ, обеспечивающих кодифицирование и многократное использование информации: интранет-портал (эквивалент knowledge repository), корпоративные сайт и блог, DRCL (http://drcl.cer.uz/), доступ к глобальным БД в Интернет ( EBSCO Host Research Database (on-line), Springerlink.com, Global Online Research in Agriculture (AGORA) и пр.

Компания UzBAT также применяет в своей ежедневной работе некоторые программы для КМ.
Итак, мы можем заключить, что в использовании IT-технологий для knowledge management государство пока обгоняет представителей бизнеса. Последними же системы КМ пока остаются недооцененными, а жаль, возможно, это могло бы ощутимо помочь им в создании того самого бизнеса «со скоростью мысли».

Orphus system