Гульнара Каримова: «Настал момент прояснить ситуацию»
9 марта 2013
Рубрика: Интервью.
Автор: .

karimovaphotos[1]

Гульнара Каримова в интервью Швейцарскому экономическому журналу Bilan выразила свое отношение к скандальным слухам, циркулирующим вокруг нее за рубежом, а также озвучила свое видение проблем, возникших у ряда зарубежных компаний, работавших и работающих на рынке Узбекистана.

Г.К. — Я долгое время не хотела касаться этой темы, но, похоже, настал момент прояснить ситуацию. Дело началось с расследования, инициированного налоговым комитетом осенью 2011 года в отношении деятельности МТС в Узбекистане. МТС – это крупная компания, имевшая печальный опыт работы в Кыргызстане, Туркменистане и Индии. Понятно, что в поле зрения фискальных органов тут же попал генеральный директор дочки МТС в Узбекистане Бехзод Ахмедов. Его я знала давно, еще с университета в Ташкенте. Знала его сестру, маму и отца. Сегодня для меня ясно, что он использовал этот факт, чтобы сформировать имидж неприкасаемого в Ташкенте. Спокойно, не опасаясь последствий, он использовал специальные программы, позволяющие снимать со счетов абонентов значительные средства. Попытки решения проблемы в рамках внутреннего разбирательства натолкнулись на противодействие компании МТС, затем последовал побег Бехзода Ахмедова из Узбекистана. Кто посодействовал, с какими целями?..

Дело получило огласку в России, Швейцарии, Швеции. Предположения, версии, как правило, сугубо абстрактные. Тут же оппоненты, которые есть у любого публичного человека, воспользовались ситуацией, чтобы связать конфликт с моим именем. Дальше – больше. В e-mail(ах) бывших менеджеров TeliaSonera якобы нашли информацию о том, что переговоры по вопросу вхождения на рынок Узбекистана проходили через контакты, связанные с моей сестрой или со мной.

Я не первый раз сталкиваюсь с такого рода нападками. Они уже имели место в 2011 году в ходе Недели Моды в Нью-Йорке, в Каннах в мае 2010 года, а также в ходе презентации моей коллекции ювелирных изделий на ярмарке Basel World. Эта волна также коснулась и моих близких друзей. В настоящее время серьезные и известные люди подали иски по факту лжесвидетельства и дискредитации в отношении сотрудников одного из банков в Женеве…

Корр. — Правоохранительные органы особенно интересуются ролью Бехзода Ахмедова. В соответствии с внутренними документами TeliaSonera, он якобы был Вашим представителем на переговорах со шведским оператором для приобретения узбекской компании сотовой связи Coscom. Некоторые считают, что он якобы был одним из Ваших доверенных представителей. Было ли Ваше участие в том, что TeliaSonera пришла в Вашу страну?

Г.К. – Хотела бы видеть эти «внутренние документы». Я задаю себе другой вопрос. Какую роль сыграл Бехзод Ахмедов в многочисленных проектах, связанных с покупкой телекоммуникационного оборудования в Узбекистане? К примеру, на своем сайте прокуратура Узбекистана упоминает, что при ввозе оборудования компании МТС, предъявленные счета в 50 раз превышали его настоящую стоимость. Вопросов много. Бехзод Ахмедов работал со многими значимыми людьми в Узбекистане. Люди, которые не любят публичности, но владеют значительным состоянием. Многие из них, знавшие Бехзода Ахмедова, задаются вопросом, как ему удавалось совмещать роль гендиректора МТС с проведением различных сомнительных сделок, оставаясь при этом нашим другом? СМИ предлагают различные версии ситуации. Так, сайты centrasia.ru, news.ivest.kz и maxala.org опубликовали аналитические статьи, выводы которых совпадают с информацией прокуратуры Узбекистана.

Независимое расследование, проведенное шведской коллегией адвокатов Mannheimer Swartling, не обнаружило компрометирующих меня материалов. Я никогда не встречалась и не разговаривала с представителями TeliaSonera. Я предпочитаю не действовать через уполномоченных представителей, опыт показывает, что подобный формат порождает проблемы, особенно учитывая мой статус. Я также задаюсь вопросом, как TeliaSonera могла заключить договор с Бехзодом Ахмедовым в то время как он занимал должность гендиректора МТС, компании, напрямую конкурирующей со шведским оператором на узбекском рынке?

Последние десять лет он получал зарплату от МТС, как в Москве, так и в Ташкенте. Не стоит забывать о его крупных бонусах в виде недвижимого имущества стоимостью в 15 миллионов долларов в Москве. Контракт TeliaSonera не мог быть заключен без согласования с МТС. На мой взгляд, это нарушает все правила ведения бизнеса. И еще: TeliaSonera обосновалась не только в Узбекистане, но в Афганистане и в Таджикистане. Но обвинения в коррупции выдвигались лишь в отношении Узбекистана.

Корр. — Инвестировали ли Вы, контролируете ли или контролировали ли Вы, прямо или косвенно, компании в Швейцарии?

Г.К. — Я никогда не рассматривала вероятности ведения бизнеса в Швейцарии. К тому же, мой дипломатический статус не позволяет этого. Если бы имелись реальные факты моего участия в бизнесе в Швейцарии за шесть лет, это бы непременно стало предметом разбирательств не только со стороны швейцарских правоохранительных органов, но также ООН, поскольку я занимаю пост постоянного представителя своей страны в Организации Объединенных Наций в Женеве. Подобные намеки являются инсинуациями моих оппонентов. Мое имя упоминалось неоднократно в отношении таких компаний, как Zeromax, Interspan, Oxus Gold, Вим-Биль-Дан, Carlsberg и других. В 2011 году я пыталась подать в суд в Швейцарии, но мой дипломатический статус не позволяет мне выступить с иском в защиту своих прав. Правда, я получила право на ответ некоторых швейцарских газет, ошибочно утверждавших, что я являюсь одним из основателей Zeromax и осуществляла контроль над этой компанией. Для того чтобы противостоять целенаправленным нападкам требуются огромные усилия, штат, а это отвлекает от основной деятельности в рамках Фонда Форум…

Orphus system
В Telegram
В Одноклассники
ВКонтакте