Появление конвергентного обслуживания и изменение парадигмы в регулировании связи. Сосредоточение внимания на возможные меры по совершенствованию Закона о корейском телекоммуникационном бизнесе, направленного на пользователей
9 октября 2017
Рубрика: Связь и телекоммуникации.
Автор: Се Цзинь Ким.

Широковещательная связь и медиа-среда входят в гиперсвязанное общество, где все подключено и общаются друг с другом на основе 5G.

В гиперсвязанном обществе, основанном на технологиях ИКТ, таких как M2M, интернет вещей (IoT) и интернет всего (IoE), интеллектуальная сеть создается, когда люди, процессы, данные и вещи связаны с друг с другом. Кроме того, ожидается, что инновационные услуги (будущие конвергентные услуги), основанные на таких технологиях ИКТ, будут предоставляться различными способами.

В гиперсвязанном обществе увеличивается потребность в предотвращении недобросовестной конкуренции заблаговременно для обеспечения предоставления различных услуг и создания экосистемы для будущих конвергентных коммуникаций, ориентированных на потребителя, и гарантирует выбор потребителей, а не поставщиков. Таким образом, крайне важно создать рыночную экосистему, где многочисленные предприятия и услуги требуют правовую, нормативную и политическую поддержку.

Однако существующая правовая система Республики Корея не оснащена системой объединения будущих конвергентных коммуникационных услуг. В действующем Законе о телекоммуникационном бизнесе используется общая и абстрактная система регулирования, кото­рая фокусируется на защите пользовате­­лей в соответствии с предоставлением и использованием сети путем категоризации телекоммуникационных предприятий на основе метода построения сети.

Более того, нормативная база для Закона не существует, чтобы регулировать новые типы поведения с помощью конвергентных и сложных сервисных компаний, которые препятствуют интересам пользователей, в том числе незаконным или уклоняющимся от правосудия поведением, которые оказывают негативное воздействие на потребителей и справедливую конкуренцию на рынке телекоммуникаций.

Еще более серьезной проблемой являются фрагментарные действия, предпринимаемые всякий раз, когда появляется новая служба без всесторонней и всеобъемлющей правовой системы для будущего конвергентного коммуникационного обслуживания.

Поэтому существует критическая политическая задача для создания общей системы регулирования для различных типов будущего конвергентного коммуникационного обслуживания, особенно по мере изменения парадигмы будущего общения. Кроме того, необходимость в восстановлении позиции Закона о телекоммуникационном бизнесе является общим законом об услугах электронной связи.

Более того, для национальной конкурентоспособности требуются стратегии превентивных действий для будущего конвергентного коммуникационного обслуживания. В настоящее время тенденция будущего конвергентного коммуникационного обслуживания имеет гегемонию, когда глобальные предприятия за пределами национального бизнеса, регулирования и политики формируют среду глобального будущего конвергентного коммуникационного обслуживания, что создает трудности для того, чтобы национальные будущие конвергентные поставщики услуг связи и предприятия имели конкурентоспособность. Соответственно, срочной задачей является подготовка стратегий догоняющих действий в целях обеспечения глобальной конкурентоспособности путем извлечения и анализа основных проблем и тенденций будущего конвергентного коммуникационного обслуживания.

Исходя из такого рассмотрения, это исследование направлено на то, чтобы предложить эффективную правовую систему, которая может охватывать связанные услуги, поскольку новая коммуникационная служба появляется на основе ИКТ, а также будет предложено направление совершенствования Закона о телекоммуникационном бизнесе, которое может быть сосредоточено на защите пользователей и с точки зрения национальной политики.

Интернет вещей (IoT), впервые предложенный Кевином Эштоном, менеджером Центра автоиндикации MIT в 1999 году, по-прежнему не имеет стандартного определения термина, поскольку техническая и теоретическая дискуссия по ИВ находится на начальной стадии (Internet Information Journal, 2014). В общем, ИВ означает среду, в которой информация, создаваемая датчиками, установленными на вещах, используется в сети. Другими словами, близкие к жизни устройства, которые подключаются к Интернету и установлены с датчиками, общаются друг с другом, чтобы обеспечить новое и полезное значение. Подобные концепции, такие как вездесущие и M2M, существовали до ИВ; однако важность ИВ получает повышенный уровень внимания, поскольку он фокусируется на предоставлении значений пользователю, а не просто на связи между устройствами.

«Casagras of EU», исследование международного сотрудничества, связанное с RFID, определяет ИВ как «глобальную сетевую инфраструктуру, которая соединяет физические и виртуальные объекты, используя удобство использования данных и функции связи». CERP (Cluster of European Research Project) обобщил ИВ как «часть объединенного будущего ИВ является общим термином для проактивно взаимодействующих технологий с интеллектуальным интерфейсом и технологиями, целью которых является предоставление услуг с оптимальным значением пользователя путем связывания и подключения в качестве одного кадра сети между устройствами с интеллектуальными возможностями, такими, как умение учиться, с гигантской сетью, например, Интернет».

Таким образом, ИВ включает мобильную, сенсорную сеть, содержимое и NFC. ИВ имеет более широкое значение, чем традиционный M2M, и более узкое значение, чем интернет всего (облако, большие данные и подключение автомобиля).

ИВ используется в различных об­ластях, таких как транспортные карты с методами RFID, штрих-коды для информации о ценах в удобных магазинах, отслеживание отгрузки, банкоматы, навигационные системы, дистанционное управление уличными фонарями на промышленных объектах, управление безопасностью для мостов и плотин и управление заводскими установками.

Расширение подключенного устройства и развитие сенсорной технологии способствовали быстрому расширению ИВ, который упоминается как технология, оказывающая значительное влияние на рынке в течение 5 лет (Joo & Kim, 2014; Gartner, 2012).

Служба социальных сетей (SNS)

SNS — это комбинация веб-приложений на основе платформы Web 2.0, где платформа Web 2.0 основана на интерактивности и открытости как на технической идеологии, так и на общем термине для веб-сервисов, которые позволяют общаться поведением, сочетая социальные взаимодействия и мультимедийные элементы, используя двустороннюю технологию.

Расширение использования мобильных смарт-устройств, таких как смартфон и планшетный ПК, привело к эволюции SNS от службы обмена сообщениями и личного профиля до мобильной развлекательной платформы с усиленными функциями содержимого. SNS, которая демонстрировала ориентированную на ПК разработку, теперь стала Future Converged Communication Service, которая использует беспровод­ную интернет-сеть и сходится к коммуникациям и развлечениям с использованием смартфонов и планшетных ПК.

Социальная реклама — это услуга, которая предоставляет персональные или целевые рекламные объявления на основе данных профиля и социальной сети пользователям социальной сети, и в последние годы она становится основным источником продаж для бизнеса SNS.

Среда ИКТ быстро меняется, в то время как начало новых конвергентных услуг делает будущее непредсказуемым. Соответственно, возникла неизбежная необходимость изменения, повторного толкования или принятия новых законов. Как отмечалось выше, страны во всем мире предпринимают осторожные усилия для решения смежных вопросов и реагирования на такие события.

Последствия, связанные с обсуждением, заключаются в следующем.

Во-первых, правила по факторам риска, которые могут сопровождать развитие конвергентного обслуживания на основе ИКТ, должны быть заранее подготовлены. Тем более, что конвергентное обслуживание заставляет все подключаться друг к другу через сеть, наличие лазеек в управлении безопасностью и защитой личной информации может нанести больший вред. Таким образом, соответствующие положения и законы должны быть тщательно установлены и выполнены.

Во-вторых, законы должны учитывать гармонию и баланс между традиционными видами услуг и конвергентными услугами. Как будут конкурировать существующие службы вещания и связи, а также будут ли рассмотрены различные типы соответствующих правил с новыми конвергентными службами. Развитие технологий ИКТ может создать новые возможности для традиционного вещания и связи. Поэтому новые положения о сходящихся услугах или изменениях в существующих правилах традиционного обслуживания должны отражать глубокое рассмотрение недавно измененных конкурентных отношений и последующего эффекта пульсации.

В-третьих, новые правила должны оставить место для инноваций. Индивидуальное принятие нового закона при появлении нового типа службы, вероятно, будет препятствовать возможности нововведений. Соответственно, вместо того, чтобы создавать индивидуальные законы для различных видов услуг, было бы лучше, если бы политика продвижения нации и балансирующий акт оставили место для инноваций, построив общую правовую сис­тему, которая может охватывать конвер­гентное обслуживание на основе ИКТ.

Список литературы

  1. Broadcasting Communication Commerce Center (2009). Commercial Environment for EU Broadcasting Information Service. Broadcasting Communication Commercial Environment Report, 2009, December, 1-47.
  2. Gartner (2012). The Top 10 Technology Trends for 2012. Press Release, February 16, 2012. Retrieved from: https://www.gartner.com/doc/1926316/top—technology-trends-
  3. Gartner (2015). Gartner Says 6.4 Billion Connected «Things» Will Be in Use in 2016, Up 30 Percent From 2015. Press Release, November 10, 2015. Retrieved from: http://www.gartner.com/newsroom/id/3165317
  4. S. W. Jee (2004). Trends in Legal Systems Overseas on Internet-Based Services. Korea Informationization Institute. 2009 Fall. 142.
  5. K. H. Kim & S. B. Im (2015), No Longer Cloudy — Cloud Market, 2015. 4. 1. Kyobo Stock Economy Research Institute.
  6. H. Y. Kim (2014). Internet of Things: Concepts, Technology, and Business. 2014. 9 .26. Hongreugn Science Publications.
  7. Korea Information Society Development Institute (2016). Analysis of Usage Trends and Use Pattern of Social Network Service (SNS). KISDI STAT REPORT, 16-07.
  8. Korea Information Society Development Institute (2013). Research on Children’s Personal Information Protection Online and Measures for Improvements. 2013. October Issue.
  9. Korea Contents Development Institute (2015). Case Study on Foreign Broadcasting Video Contents Distribution Platform: focusing on OTT. KOCCA Research Report. 15-22.
  10. Kwak (2001), Development Process and Implications of Establishment of OFCOM of United Kingdom, Korea Information Society Development Institute. 2001
  11. S. S. Lee (2004). UK’s Broadcasting and Communication Regulatory Organizations and Their Reorganization: Focusing on the Establishment of OFCOM. Korea Broadcasting Journal, 2004, August. 354-394.
  12. D. Y. Joo & J. K. Kim (2014). Measures for Vitalizing Creative Convergence of Hyper-Connected Internet of Things. 2014. 1. 22. Korea Institute for Economy & Trade Newsletter.
  13. Y. J. Lee (2016). ‘Can SK Telecom-Cisco IoT Collaboration Expand to Lora?’, By-line Network. Retrieved from: http://byline.network/2016/05/1-149
  14. Ministry of Science, ICT, and Future Planning (2016). Trends in Internet of Things Industry in 2015.
  15. D. H. Shin & K. M. Kim (2014). Service Type Software (SaaS) Technology (Research) Trends. Journal of Internet Information. 15(1), pp. 24-37.
  16. We Are Social (2016). DIGITAL IN 2016. Retrieved from:http://wearesocial.com/sg/special-reports/digital-2016


Автор: Се Цзинь Ким, Корейский университет (Республика Корея).

Orphus system
Подписывайтесь на канал infoCOM.UZ в Telegram, чтобы первыми узнавать об ИКТ новостях Узбекистана
В Telegram
В WhatsApp
В Одноклассники
ВКонтакте